Исторические личности. Михаил Кутузов - выдающийся полководец России

Михаил Илларионович КутузовМихаил Илларионович Кутузов
5(16) сентября 1745г. - 16(28) апреля 1813г.

В сентябре исполнилось 275 лет со дня рождения легендарного полководца.

Михаил Илларионович Кутузов (Голенищев-Кутузов) ко времени назначения на должность главнокомандующего русскими войсками за плечами имел богатый военный и дипломатический опыт. Сподвижник Александра Суворова, он за годы службы впитал в себя самые лучшие традиции русской армии, накопившиеся к тому времени. Был авторитетом в военных кругах, не считаться с ним было нельзя, хотя вокруг легендарного полководца всегда было много клеветников и интриганов.

Выдающийся полководец родился в Петербурге в семье инженера, генерал-поручика. В 1759 году окончил с отличием Дворянскую артиллерийскую школу и был оставлен в ней преподавателем математики, а через два года был произведен в прапорщики и назначен в Астраханский пехотный полк командиром роты. Во время Первой русско-турецкой войны 1768-1774 г.г. находился на штабных должностях, принимал самое активное участие в боях при Кагуле, Рябой Могиле, Ларге. В боях с турками Михаил Илларионович проявил себя как целеустремленный, храбрый, инициативный и знающий офицер. На завершающем этапе войны, в 1774 году, в районе Чатыр-Дага под Алуштой русские войска осаждали каменные укрепления турок, которые яростно защищались. Русская пехота медленно продвигалась вперед, были убитые и раненые, а изменений в положительную сторону - никаких. Тогда подполковник Кутузов предложил генерал-поручику Мусину-Пушкину ударить в штыки. Согласие было получено, неприятельские редуты были взяты, а турки побежали к Алуште, где белели паруса их фрегатов. Но в этом бою Кутузов был тяжело ранен, пуля угодила между глазом и виском. Никаких надежд на спасение не было, но Михаил Илларионович чудом остался жив. За это сражение Кутузов был награжден орденом Георгия 4-й степени, и императрица Екатерина II отправила его лечиться за границу. После лечения Михаил Кутузов окреп и возвратился на военную службу. Ему было поручено формирование Бугского егерского корпуса, а в 1784 году Кутузову было присвоено звание генерал-майора. С этим корпусом Кутузов участвовал во Второй русско-турецкой войне 1787-1791г.г. При штурме Измаила в 1790 году он командовал шестой колонной слева, и по высказыванию самого Суворова, был правой его рукой. После удачного взятия Измаила, Михаил Илларионович удостоился высокой оценки Суворова. А в сражениях при Бабадаге и Мачине Кутузов вновь проявил качества талантливого военачальника.

После окончания войны царица приняла решение отправить чрезвычайное посольство в Константинополь, возглавить которое было поручено Кутузову. Из Петербурга он выехал в феврале 1793 года. В состав посольства входили: 68 должностных лиц, воинская команда с обозом, а всего насчитывалось 700 человек. По мирному договору, заключенному в 1791 году в Яссах, размен послами должен был состояться в городе Дубоссары на Днестре, по которому проходила граница между Турцией и Россией. Было заранее условлено, что обмен послами будет проходить на середине реки посредством паромной переправы. Свита Кутузова двинулась на пароме к турецкому берегу, а турецкая, во главе с Рашик-Мустафа-пашой, переправилась на левый берег Днестра.

Являясь послом в Турции, Кутузов за два года показал себя как тонкий дипломат, который сумел добиться для России ряд внешнеполитических и торговых преимуществ. Он установил хорошие взаимоотношения со всеми турецкими сановниками и постарался доказать им, что действительно Россия хочет мира. Его - русского чрезвычайного посла принимали очень любезно. Проделанная Кутузовым работа в Константинополе обеспокоила Англию и Францию, так как Россия находилась в более благоприятном, привилегированном положении с Турцией, чем они.

После возвращения в Россию Кутузов в 1794 году императрицей назначается директором Сухопутного шляхетского корпуса, а в 1795-1799 г.г. - командующим войсками в Финляндии. Затем состоял в должностях Литовским и Петербургским губернатором. После этого были годы опалы и нахождение в имении. Он надеялся, что в Петербурге вспомнят о его заслугах перед Россией и предоставят возможность служить в армии. Назначение в армию для Кутузова было бы хорошим выходом из тяжелого материального и морального положения.

В августе 1805 года император Александр I возвращает Кутузова на военную службу и назначает его командующим Подольской армией, которая направлялась в Моравию на помощь Австрии против Наполеона. Сам Кутузов и вверенные ему войска были подчинены австрийскому командованию, так как царь не верил русским генералам. Безусловно, за Кутузовым еще не числилось столь блистательных побед, как Фокшаны, Измаил, Прага, как в 1799 году за Суворовым. Он представлялся боевым, заслуженным генералом, но пока еще не выдающимся полководцем. В пути следования Кутузов узнал о капитуляции австрийской армии генералом Макка под Ульмом. В связи с этим Кутузов предпринял знаменитый марш-маневр от Браунау до Ольмюца и умело вывел русские войска из-под удара превосходящих сил противника. А в ходе вынужденного отступления одерживал ряд побед.

Кутузов, хорошо знавший театр военных действий, возможности австрийских и российских войск, предложил Александру I план боевых действий против Наполеона. Однако царем и австрийскими военными советниками он не был принят. Союзные монархи, вопреки возражению Кутузова, который фактически был отстранен от управления армией, дали Наполеону в 1805 году генеральное сражение под Аустерлицем, окончившееся победой французов. Кутузов, хотя сумел спасти отступавшие русские войска от полного разгрома, тем не менее был подвергнуть новой опале царя. Его назначают на второстепенные посты: Киевским военным губернатором 1806-1807 г.г., командиром корпуса в Молдавской армии 1808 г., Литовским военным губернатором 1808-1811 г.г.

В 1811 году все более отчетливо проявлялись признаки будущего столкновения Франции с Россией. К этому времени Россия 5 лет вела безуспешную войну с Турцией. В условиях надвигающейся войны с Наполеоном и в необходимости завершить затянувшуюся войну с Турцией Александр I был вынужден 7 марта 1811 г. назначить Михаила Илларионовича командующим Молдавской армией. Прибыв в армию, он изменил тактику ведения войны. По его мнению, вся предыдущая система была порочной, армия занимала тысячеверстное расстояние. Ее части составляли гарнизоны крепостей Рущук, Никополь и Силистрия - на правом берегу Дуная. Кутузов создал подвижные корпусы, отказавшись от кордонного расположения войск, применявшегося его предшественниками, что не соответствовало потребностям оперативному ведению войны. Молдавская армия была небольшая, в нее входили 4 пехотные и 2 кавалерийские дивизии, и в обучении войск присутствовала прусская муштра. Предшественники Кутузова на должности командующего армии: Ланжерон, Прозоровский, Каменский-сын были поклонниками Фридриха II. Обучаемые ими войска, умели хорошо ходить строем, вытягивать носок, но не были достаточно хорошо обучены приемам боя, меткости стрельбы. По штатному расписанию армия состояла из 46 тысяч человек. Много людей болело, так как войска были плохо одеты, и по ночам солдаты мерзли.

Михаил Илларионович КутузовПортрет Михаила Илларионовича Кутузова. Д. Доу
1829 г.

Изучив обстановку и изменив кордонную систему расположения войск, Кутузов преследовал цель разгромить живую силу турок, а не блокировать турецкие крепости, сковывая свои же силы. В связи с этим он стал стягивать войска к Бухаресту, Рущуку и Журже. Турки не сидели сложа руки, а собирали войска, готовясь к наступлению. Командующий Молдавской армией организовал хорошо разведку и неустанно следил за всеми передвижениями турецких войск. Он был осторожен, тщательно продумывал план предстоящих сражений, старался предусмотреть все. В плане ведения войны Кутузов указывал: «Против турок не должно действовать как против европейских войск, всею массою совокупно. Разделить всю армию на два или три корпуса отдельные, которые не должны озабочиваться, иметь сношения между собой, но всякой должен действиями своими располагать по обстоятельствам к преодолению всех могучих представиться препон. Против турок безопасно можно с таковыми сильными корпусами вдаваться в отважные предприятия, не имея между собой никакого сообщения. Всякое неожиданное или новое действие приводит их всегда в такое смятение, что не можно предположить, в какие вдадутся они ошибки и сколь велик будет наш успех.

Сверх того, против турок успех зависит не от многолюдства, но от расторопности и бдительности командующего генерала. Фельдмаршал Румянцев всегда говорил, ежели б туркам удалось разбить наш корпус, состоящий из 25 тысяч человек, то и 50 имели бы ту же участь».

Перед Кутузовым стояла очень трудная и ответственная задача - как военная, так и политическая: в кратчайшие сроки разгромить силы турок и вынудить их запросить мира и тем самым обезопасить южные рубежи России в период надвигавшейся войны с Наполеоном. И кроме того, требовалось осуществить эту задачу, не только в кратчайшие сроки, но и вдвое меньшими силами, чем противостоял ему противник. Ему предстояло решить то, что в течение пяти лет не решили его предшественники. Зная сложное положение русских войск, султан готовился к наступлению, тем более что кроме заинтересованности в этом предприятии самой Турции, к этому ее подталкивал и Наполеон, стремившийся сковать силы русских на юге.

По прибытию Кутузова в действующую армию среди молдавского и валашского населения распространилась молва о нем как о полководце, дипломате и добром человеке. Этому послужил приказ командующего, который запрещал войскам брать подводы у крестьян. Он стремился к тому, чтобы они могли сеять и убирать урожай.

Турецкими войсками, противостоящими армии Кутузова, командовал новый визирь Ахмед-паша, назначенный вместо престарелого и нерешительного Юсуп-паши. Новый визирь ранее был начальником Браиловского гарнизона, в 1811 году отбил приступ князя Прозоровского, тогдашнего командующего Молдавской армии. Был он деятелен и целеустремлен, умен, хотя и хвастлив, в 1791 году Кутузовым при Бабадаге был разбит. Ахмет-паша встречался с российским главнокомандующим и в мирной обстановке в Константинополе, они пили кофе, вели разговоры. Будущий визирь сопровождал Кутузова в поездках по городу. При столкновении их войск в очередной русско-турецкой войне, между Кутузовым и Ахмед-пашой поддерживались отношения, из которых каждый из них пытался извлечь наибольше выгод для своих войск. Они обменивались подарками, интересовались здоровьем и одновременно готовились к сражению. И такое сражение началось 22 июня 1811 года утром с наступлением турок на Рущук. Победа была за русскими, которые удержали эту крепость за собой и еще 10 верст преследовали неприятеля. Горячие головы убеждали Кутузова преследовать Ахмед-пашу до Шумлы, но командующий на это не дал своего согласия, так как турки имели значительный перевес в силе. Одновременно поступившие разведывательные данные свидетельствовали, что из Софии двинулся двадцатитысячный корпус турок, очевидно желая переправиться через Дунай и вторгнуться в Малую Валахию. А это была угроза Бухаресту и армии Кутузову, которая могла оказаться в турецких клещах, что поставило бы ее в критическое положение. Не смотря на то, что русские войска отстояли Рущук, и что он был единственным плацдармом русских войск на правом берегу Дуная, Михаил Илларионович решил Рущук оставить. Таким решением Кутузов ошеломил всю армию, оно им было непонятно. Никто из ближайшего его окружения не мог знать и, соответственно, вникнуть в замысел командующего.

И как раз со сдачей Рущука и переправой на левый берег Дуная началась крупнейшая военная операция по уничтожению армии Ахмед-паши и вывода Турции из войны. Но все по порядку. Кутузов внешне проявлял спокойствие, хотя, принял весьма ответственное решение. Войска переправились на левый берег, а саперы взрывали земляные валы Рущука, вывозили из крепости орудия, боеприпасы, продовольствие. Жители уходили с насиженных мест.

Турки вошли в Рущук, а Константинополь ликовал в связи с этой "победой". Султан наградил Ахмед-пашу. Остался доволен победой турок и Наполеон. Он на приеме в Тюильри с ехидной усмешкой спросил у генерала Чернышева, русского представителя во Франции: «У вас, кажется, была резня с турками в Рущуке?».

Русские войска расположились на левом берегу Дуная, укрепив свой лагерь. Кутузов отдал распоряжение возвратить Молдавской армии девятую и пятнадцатую дивизии, которые были расположены в Яссах и Хотыни. Он стал ждать, когда турки станут переправляться на левый берег Дуная, и такая переправа началась, 22 июля - ровно через месяц после боя у Рущука. Основные силы стали переправляться с 27 на 28 августа, но им не дали возможности прорваться на просторы Малой Валахии. Действия русского командующего, который дал возможность туркам переправиться на левый берег Дуная, армия перестала понимать. А переправлявшиеся турки, окапывались на левом берегу. Командующий не предпринимал никаких действий по препятствованию их переправе.

План Кутузова оказался следующим. Он дал возможность турецкой армии из Рущука переправиться на левый берег Дуная, а затем снова захватить Рущукский лагерь, таким образом, турки окажутся в «мешке». Когда турецкая армия переправилась на левый берег, он направил генерала Маркова с семитысячным корпусом и 38 пушками к переправе, которая была расположена выше по Дунаю, чем место расположения турок. Операция проводилась скрытно. К тому времени основные силы турок были уже переправлены на левый берег Дуная. Корпус Маркова, несмотря на значительные силы турок, захватил лагерь, пушки, все переправочные средства на Дунае, кладовые с амуницией и порохом, склады с мукой и зерном. Турки, переправившиеся на левый берег, вернуться на правый не могли из-за отсутствия переправочных средств.

Переправившаяся на левый берег Дуная турецкая армия оказалась в мешке. Положение ее с каждым днем становилось все сложней и ужаснее. Русские войска, используя артиллерию, ежедневно вели обстрел левого и правого берега. Турки убрали палатки, которые являлись мишенью и зарывались в землю, спасаясь от ядер. Находясь в осаде, они стали испытывать большую нужду в продовольствии, а впоследствии эта нужда переросла в голод, к тому времени наступили холода. Таким образом, турецкие войска были лишены пищи и топлива, армия теряла свою боеспособность. Турки, находясь в осаде, утешали себя надеждой, что Константинополь сумеет собрать новую армию и двинуть ее против семитысячного корпуса Маркова и снять осаду. Но этому не суждено было сбыться. Турция не имела реальной возможности собрать новую армию, кроме того, Марков на правом берегу Дуная сильно укрепил свой Рущукский лагерь, и для его взятия потребовались бы со стороны Турции не менее 50 тысяч войск. В такой ситуации, в какой оказались турецкие войска, великому визирю ничего не оставалось делать, как пойти на переговоры с русскими. Кутузов согласился начать переговоры. Русская армия имела все возможности полностью уничтожить противника, но великий полководец к этому не стремился, так как он понимал, что лишившись армии, визирь не будет торопиться заключить мир. Ахмед-паша видел свою цель в разыгравшейся трагедии в сохранении армии, спасении своих лучших войск от полного уничтожения, и поэтому будет вынужден заключить мир. Кутузов торопился к заключению мира, так как к границам России двигалась армия Наполеона.

Переговоры между русскими и турецкими представителями открылись 19 октября 1811 года в Журже, но они продвигались трудно и медленно. Наполеон, узнав о победе русских над турками, был взбешен и стремился помешать заключению между ними мира. «Поймите этих собак, этих болванов - турок, - возмущался Наполеон. Они сумели дать себя разбить таким постыдным образом! Кто бы мог это предвидеть!». Наполеон, готовясь к войне с Россией, стремился сковать ее военные силы на юге, слал в Константинополь гонцов, убеждая турок продолжить войну с русскими.

16 мая 1812 года мир с Турцией был подписан. Подведена черта под шестилетней войной, которую вела Россия. В окончании этой войны велика заслуга Михаила Илларионовича Кутузова. Он сумел в короткое время с малыми силами разгромить турок, что не мог сделать до него ни один из командующих Молдавской армии. Кутузов еще раз доказал свой профессиональный уровень как полководец, стратег и дипломат. По прибытию в Бухарест его встречали толпы народа как победителя турок - пышно и торжественно. Висевшие в городе транспаранты восхваляли русского солдата и полководца. Два дня город был иллюминирован. В честь Кутузова знать города дала большой обед и роскошный бал. Такое отношение к русскому генералу, победителю турок, свидетельствует о том, что население с одобрением относилось к русским, их политике в Молдавии.

За победу над турками в октябре 1811 года Кутузов был пожалован Александром I графским титулом, хотя стать графом можно было, и не побеждая турок. Генералы, друзья Кутузова, да и вся Молдавская армия полагали, что за такую проведенную операцию, приведшую к выходу турок из войны, ему будет присвоено звание фельдмаршала. Такое отношение царя к полководцу было возмутительным, и близкие к нему люди, были этим поражены. После окончания войны Кутузов на Дунае был больше не нужен. Поступил от царя рескрипт, где указывалось: «Михаил Илларионович! Заключение мира с Оттоманской Портой прерывает действия Молдавской армии; нахожу приличным, чтобы Вы прибыли в Петербург, где ожидают Вас награждения за все знаменитые заслуги, кои Вы оказали мне и Отечеству. Армию, Вам вверенную, сдайте адмиралу Чичагову. Прибываю Вам навсегда благословным. Александр».

Кутузов уезжал из армии домой с гордым чувством исполненного долга. Будучи опытным дипломатом, Кутузов в переговорах с турками добился подписания выгодного для России Бухарестского мирного договора 1812 года, за что в этом же году 29 июля получил титул светлейшего князя.

В период начала Отечественной войны Михаил Илларионович находился дома в Петербурге, здесь он был избран начальником Петербургского и Московского ополчения, которое было позже утверждено царем. Вступив в эту должность, он принялся энергично за дело. Уделял большое внимание обмундированию ратников, их вооружению и снаряжению. Обучали ратников от зари до позднего вечера, времени было крайне мало. Однако это полезное для государства дело ему пришлось оставить в связи с назначением его главнокомандующим армиями, преградившим путь Наполеону.

17 августа 1812 года Кутузов прибыл к новому месту службы. Изучив положение дел, решил дать Наполеону генеральное сражение под Бородино, в котором был достигнут успех, но в целом стратегическая обстановка не давала возможности перейти русской армии в контрнаступление. В связи с этим, стремясь сохранить армию, Кутузов без боя сдал Москву Наполеону. Он взял на свои плечи, оставляя Москву неприятелю, всю тяжесть за будущую судьбу России. Взятие Москвы вызвало острое недовольство как к самой императорской семьи, так и среди правящих кругов царской России. Это был грозный час испытаний, выпавший на долю русского народа, дошедшего до самой крайней, до последней черты. И именно у последней черты окрепла, закалилась воля народа, воля армии к сопротивлению, к продолжению борьбы до полной победы.

Не успел Михаил Илларионович вступить в должность главнокомандующего, как за его спиной Беннигсен, Аракчеев и другие начали вести мелочную и низкую борьбу против него. При первой же возможности чинили ему препятствия, умные его решения брали под сомнения, а при возможности гласно осуждали и строили козни. В то же время народ проявлял патриотизм, не жаловался и не брюзжал. Он в час нависшей опасности над Родиной встал на ее защиту. Патриотизм народа выражался не в словах, а в действиях.

Не успел француз войти в Москву, как крестьяне Подмосковья взялись за топоры и рогатины. Русский народ с болью воспринял вступление неприятельских войск в древнюю столицу, чувство гнева овладело ими.

«4 сентября. Боровский перевоз.

Москва в слезах; Москва уныла,

Как темная в пустыне ночь!

Так говорил я вместе с одним из превосходящих наших поэтов, стоя на высоком Мячковском кургане у Боровского перевоза на Москва-реке. Я видел сгорающую Москву. Она, казалось, погружена была в огненном море. Огромная черно-багровая туча дыма висела над ней. Картина ужасная!- восклицает Глинка, свидетель пожара Москвы, - войска наши предпринимают какое-то очень искусное движение влево. Потеря Москвы не есть еще потеря Отечества. Так скажет история, и так говорит главнокомандующий, таков есть голос всего войска, готового сражаться до последней капли крови! Ты знаешь, что в 1571 году, при царе Иване Васильевиче, вся Москва разорена и была предана пламени набежавшим с ордой крымских татар ханом Дивлет-Гиреем в день 24 мая. Все улицы наполнены были кровью и трупами, и Москва-река «Мертвых не пронесла!» - так повествует летописец. В 1612 году она терпела почти такую участь и славно избавлена Пожарским».

Михаил Илларионович КутузовПосол Наполеона Лористон в Тарутинском лагере.
Рис. 1813 года.

Очевидец тех событий русский офицер Глинка передает то впечатление, которое произвело на него пожар Москвы и ее падение. Нет в его словах паники и страха, а есть скорбь и уверенность в победе русского народа над супостатом. Обращаясь к нашей истории, он подчеркивает, что Москва не раз подвергалась опустошению, засилью чужестранцев, но русский народ находил в себе силы освободиться от них. Так было всегда, так будет и впредь.

Вступившие в Москву французы не нашли там долгожданного для себя отдыха, продовольствия и фуража. При первых попытках добыть их в прилегающих к Москве деревнях они натолкнулись на яростное сопротивление крестьян. Французское командование пыталось расширить зону оккупации, пытались овладеть Воскресенским и Новым Иерусалимом, но их попытки остались безрезультатными.

Великий полководец оставил древнюю столицу, предвидел дальнейшее развитие событий и пагубность для французов в захвате ими Москвы.

Став лагерем под Тарутино, Кутузов пополнил армию новыми соединениями, вооружением и, выждав, когда деморализованная французская армия сама оставит Москву, пошел в контрнаступление. Но когда главнокомандующему доложили, что Наполеон уходит из Москвы, он прослезился от радости, перекрестился и заявил окружающим его офицерам: «Отныне Россия спасена». В этом весь Кутузов, великий полководец-патриот, психолог.

«Великая» армия Наполеона отступала по той же разоренной дороге, по которой она двигалась на Москву. Ее отступление превратилось в бегство и окончилось гибелью, и только незначительная ее часть 2 декабря 1812 года перешла Березину. Неприятельская армия была побеждена не «генералом-зимой», а русской армией под командованием выдающегося фельдмаршала, партизанскими отрядами, всем народом.

Русский народный дух, национальный характер войны явился той силой, которая сокрушила и победила, не знавшую до сих пор серьезных поражений «великую» армию Наполеона. Она это почувствовала под Смоленском, в сражении на Бородинском поле, под Тарутино и Малоярославцем. Подобного наполеоновские вояки не испытали нигде. И то, что произошло с французской армией в России, было началом или сигналом к общеевропейскому восстанию угнетенных народов против французского порабощения.

Подготовил Анатолий Лупол