Солдат Победы

19 апреля 2010 г. в 13:37
ТолмачевНе так уж много осталось на нашей земле людей, от которых мы можем услышать из первых уст о тех далеких, но памятных годах Великой Отечественной войны.

Солдат и офицеров Красной Армии - героев, которые "выковали" Победу и которые, в сотый раз, рассказывая о той войне, не могут сдержать слезу. «Уходя все дальше и дальше в прошлое, Великая Отечественная война становится историей. Но не той историей, которую можно созерцать со спокойствием стороннего наблюдателя. Она и сегодня обжигает незатухающим огнем пожарищ, гудит тревожным набатом, кровоточит незаживающей раной» - говорит Владимир Архипович Толмачев - единственный участник штурма Берлина, живущий в нашем городе.

Родился он в Дубоссарах в 1923 году. Жизнь с самого раннего детства Володю отнюдь не баловала. Первое горе пришло в дружную семью в 1937 году, когда глухой ночью увели его отца Архипа, героя гражданской войны, председателя первой в Дубоссарах колхозной артели "Красный партизан". Клеймо сына "врага народа" носил Володя почти два десятилетия, пока не пришла справка о полной реабилитации отца. Именно это клеймо помешало юноше осуществить мечту - стать летчиком. Когда он подал документы в летное училище, его не приняли из-за "пятна" в биографии.

На войне выжить было очень сложно, но видно в "рубашке" родился Владимир Архипович, ведь по статистике юношей 1921-1923 годов рождения, после окончания Великой Отечественной в живых осталось всего три процента. Трое из каждой сотни. На фронте он служил артиллеристом-наводчиком 76-миллиметрового орудия на конной тяге. Сейчас вспоминает, как получил установку от боевого командира, которая отпечаталась в памяти  на всю жизнь: "Запомните, с лошадью надо обращаться как с женщиной".

Именно поэтому одним из самых страшных воспоминаний до сих пор остаются глаза умирающей лошади с развороченным взрывом брюхом. Однако и дисциплина в то время была строгая - за стертое по небрежности солдата копыто лошади он вполне мог получить высшую меру наказания - расстрел. Такой случай произошел на глазах молодого Володи: "Помню, было это на границе Польши и Германии. На лошадях мы курсировали по пограничной дороге, чтобы контролировать ситуацию, пока наши войска подходили к Берлину. И тут была дана команда слезть с коней и проверить подковы. Один солдат, видно решил, что если у него лошадь потеряла подкову, то его вместе с животным отправят в часть, и сказал об утере командиру. Солдата тут же взяли под стражу, а на рассвете расстреляли".

Кормили на фронте в основном кашами. Владимир Архипович никогда не забудет, как однажды выдали им сухой паек, а на привычных уже брикетах была такая надпись:

"Вкусная пшенная каша
Жарко кипит в котелке.
Пробуя кашу,
Вспомни Наташу,
Девушку в синем платке.
И вновь, и вновь
Фрицам погибель готовь.
Помни, дружочек.
Синий платочек,
Бейся за нашу любовь!"

21 апреля был сделан первый выстрел по Берлину. Затем начался штурм города. Вот что вспоминает сам Владимир Архипович о последних днях войны: «Мы, артиллерийская дивизия вошли в Берлин. Уже на дорогах, ведущих к городу, чувствовалось дыхание Победы. По гладким асфальтированным путям, таким не похожим на размолотые в грязь фронтовые дороги, открыто, почти не опасаясь вражеской авиации, двигались наши части. Дороги эти были полны радости и ликования. Шумный лязг гусениц, топот множества ног, веселая перебранка шоферов и возниц. Песни и смех идущих в наши тылы освобожденных невольников всех национальностей Европы – все это действовало поистине окрыляющее. Эти асфальтовые дороги с войсками и техникой упруго вливались в Берлин, превращались в улицы, наполненные гарью и пеплом, упирались в передовую и двигали нас настойчиво, двигали нас вперед, к Победе, к концу войны.

Помню, улица вела к центру Берлина и была одной из самых напряженных артерий боя. Солнце стояло в зените и висело тусклым, едва различимым шаром. Обе стороны улицы как вулканы изрыгали из себя нескончаемые клубы дыма, огня и пепла, и солнечные лучи бессильны были пробить образуемый ими шатер. В фиолетово-красном сумраке грохота стрельбы и вое пожарищ улица жила напряженной деловой жизнью. Сновали солдаты, поднося и подвозя снаряды, патроны, вывозя раненых. Двигалась техника. Передовая постепенно продвигалась вперед. Я видел, как горело гитлеровское логово! Берлин капитулировал!».

После войны Владимир Архипович более сорока лет проработал на Дубоссарской ГЭС бессменным мастером гидротурбинного участка. Более 150 рационализаторских предложений внес он за это время, и все они были востребованы, за что был удостоен высокого звания заслуженного рационализатора СССР. Несколько раз свои персональные пенсии Владимир Архипович по велению сердца в полном объеме перечислял в Фонд мира, на создание памятника павшим воинам на Поклонной горе, пострадавшим в чернобыльской катастрофе. Еще он тонкий знаток литературы, во время книжного дефицита, бывало, не одну зарплату тратил на подписку полных собраний сочинений русских и зарубежных классиков. Один из любимых писателей Бальзак, из поэтов - Омар Хайям, цитировать которого может часами.

Большую помощь ветеранам сегодня оказывает госадминистрация Дубоссарского района и города Дубоссары. Так, по заявке Владимира Толмачева силами ПУЖКХ проводится капитальный ремонт его дома, который не ремонтировался более 50 лет. И как все ветераны  республики он – инвалид Великой Отечественной войны – получил единовременную материальную помощь в размере 5 тыс. руб.

О такой старости как у Владимира Архиповича может мечтать каждый. Рядом - любящая и любимая жена Алла Кузьминична. Старшая дочь Аня - военнослужащая российской армии, уже в отставке; младшая, Света – спортсменка, кандидат в мастера спорта, много лет отдавшая гребле. Гордость всей семьи - внучка Ирочка.  И ни у кого вокруг нет такого огорода, как у Толмачевых: если помидор - так килограммовый, гроздь винограда "Молдова" - на все два тянет.

А то, что в сражениях жив остался, до сих пор чудом считает и никогда не забывает тех, кого потерял на поле боя. Именно поэтому в его дворе до сих пор цветут розы – аллея, которую он посадил по возвращению с войны, в честь своих 36-ти погибших друзей-однополчан. И со слезами на глазах в эти дни вспоминаются ему строки стихотворения, написанного в мае 1945-го в Берлине бойцами 76-мм орудия на конной тяге:

Кровью сочится земля
Издали гул плывет
Приник к биноклю комбат
Застыл у орудий расчет

Если мы дрогнем тут
Если свернем назад
Внуки нас проклянут
Мертвые не простят

Нервы сплелись узлом
Пот глаза мои ест
Под панорамным крестом
Черный тавровый крест

А. Дементьева. Корреспондент сайта.

Вы можете листать страницы, используя стрелки ← и → на клавиатуре.