К 25-летию героической гибели первого атамана приднестровских казаков Пантелея Сазонова

1 апреля 2017 г. в 20:10
СазоновСобытия, о которых пойдёт речь, произошли 25  и даже более лет тому назад в Дубоссарах. Этот период охватывает 1989 – 1992 годы, те самые годы, которые раскололи нашу великую Родину – Советский Союз – на осколки.

Каждый из нас тогда был волен определять свою позицию, своё отношение к происходящим в то время событиям.

Сегодня мне хотелось бы рассказать  об одном из тех, кто сказал твёрдое «нет» национал-фашизму и отстаивал независимость нашей молодой республики, ценой своей жизни.

Пантелей Семёнович Сазонов родился 26 августа 1936 года в Дубоссарах, в микрорайоне Малый Фонтан, в семье потомственных донских казаков, проживающей в нашем городе более века.

Он учился в русской средней школе № 1, в которой начал учёбу после освобождения Дубоссар от немецко-румынских захватчиков в 1944 году.

В юности увлекался спортом, особенно гиревым, и футболом. После окончания школы служил в период с 1955  по 1956 г.г. в ВМФ СССР на Черноморском флоте водолазом. Во время службы находился в непосредственной близости от взрыва мины военных лет. Долго лечился в госпиталях и был комиссован по болезни. После демобилизации вернулся домой и долгое время не мог устроиться на работу из-за кессонной болезни, приведшей к сахарному диабету.

В 1957 – 1958 г.г. Пантелей Семёнович учится в Кармановском ветеринарном техникуме, продолжая заниматься спортом. Примерно в это же время в Дубоссары по распределению сельхозинститута приехал Дюкарев Владимир Митрофанович. Агроном по образованию, мастер спорта СССР по вольной борьбе, он вёл спортивную секцию как тренер-общественник. Пантелей Сазонов основательно увлёкся борьбой и привёл в секцию своего двоюродного брата – Владимира Сазонова. Братья Сазоновы неплохо выступали, а Пантелей Семенович в лично-командных первенствах неоднократно был призёром ЦС ДССО «Колхозникул» МССР.

По окончании техникума он трудился ветеринаром на птицефабрике посёлка Дзержинское, в свободное время играл за футбольную команду «Энергетик», но основное внимание уделял вольной и классической борьбе (по обеим выполнил норматив первого разряда).

Работая по специальности, находил время тренироваться, да ещё помогал и мне, тренеру-общественнику, готовить команды по вольной, классической и борьбе «Трынта» к соревнованиям, и сам выступал в составе дубоссарской сборной.

Однако у Пантелея Сазонова всё больше и больше сказывались травмы, полученные во время службы на флоте. Но когда над Приднестровьем, над любимыми Дубоссарами нависла угроза со стороны национал-фашистов Молдовы, когда людям, живущим в нашем краю, стало трудно, Пантелей Семёнович, не задумываясь, устремился на помощь республике, её народу.

Быть самим собой, делать добрые дела от всего сердца – вот главное жизненное правило Пантелея Сазонова. Правило человека, правило казака, правило атамана. Он делал всё на совесть, не преследуя никакой корысти и личной славы.

В конце 80-х годов прошлого столетия на приднестровской земле, в городе Дубоссары, началось возрождение казачества. Инициатором этого процесса был в значительной мере Пантелей Семёнович Сазонов.

В конце октября 1990 года дубоссарцы, как и представители других приднестровских городов, отправились на помощь братскому народу Гагаузии. Пантелей Сазонов по возвращении из этого похода был немногословен, его соратники вспоминали, как они объезжали по полевым ухабистым дорогам выставленные посты и кордоны. Как недалеко от Комрата их остановили вооружённые полицейские Молдовы, а один из них, размахивая пистолетом, приблизился к Пантелею, и мгновенно был обезоружен. Растерянный полицейский упрашивал Сазонова вернуть ему табельное оружие, на что Пантелей отвечал: «Проедем спокойно – на обратном пути верну». Что и сделал. Он всегда был верен своему слову, даже с врагами. Со слезами благодарности встречала Гагаузия приднестровцев и с благодарностью провожала их домой 31 октября. Главное – тогда не пролилась кровь, и в этом немалая заслуга добровольцев из Приднестровья.

В последней декаде декабря 1990 года на одном из казачьих правлений, проходивших в здании горсовета, Пантелей Семёнович сокрушаясь рассказал нам о том, что, несмотря на неоднократные обещания Мушуманского, казачьему правлению никак не выделят помещения. Я, смеясь, предложил написать Финагину и Порожану. И мы написали. 

Сейчас точно не уверен в стопроцентной достоверности написанного, но было примерно так: «На имя главы госадминистрации г. Дубоссары Финагина В.А. и председателя Совета народных депутатов Порожана А.Г.

Обращаемся к вам от имени правления Дубоссарского Союза Днестровских казаков с просьбой о выделении комнаты для работы атамана. В случае очередного отказа оставляем за собой право самим выбрать один из пустующих кабинетов для работы атамана и правления.

Атаман Союза Днестровских казаков П. САЗОНОВ, член ОСТК г. Дубоссары, Товарищ Атамана А. КАЛИНКИН».

Постучав в кабинет, где в это время находились Владислав Финагин и Александр Порожан, я зашёл туда и коротко изложил нашу просьбу, подтвердив её подписанной бумагой. Пробежав глазами написанное, они, взяв ключи, открыли комнату, находившуюся напротив того кабинета, из которого только что вышли, и отдали ключи Пантелею, показав кабинет, предоставив свободный сейф. Пожелали хорошей работы и покинули нас.

Таким образом решилась проблема кабинета атамана. Жаль только, что недолго проработал там наш атаман.

В конце августа – начале сентября 1991 года дубоссарцы и лунговчане, отстояв напор ОПОНовцев Молдовы на кругу ГАИ, всё-таки не сдержали их прорыв в районе Лунги по набережной. На перехват их с площади устремились добровольцы, бросился туда и Пантелей Семёнович с охотничьим ружьём – любимой «вертикалкой». Пантелей оказался в числе первых, и вдруг неожиданно на него накинулось несколько полицейских, выпрыгнувших из «летучки». Навалились, скрутили, вырвали ствол и бросили в машину и тут же принялись нещадно избивать. Как потом вспоминал сам Сазонов, сколько мог – отбивался, но повалили на пол, били ногами, прыгали на грудь, сломали несколько рёбер. Тут бы и конец атаману, но неожиданно машина застряла, и, улучив момент, Пантелей, вывалившись из неё, скатился с обрыва вниз. Полицаи не стали искать его, это и спасло казака. О чём же больше всего сокрушался Пантелей Семёнович? Не о рёбрах, нет, хотя боль мучила его нещадно. Жалел атаман об оружии – верном охотничьем ружье - «вертикалке». Но, слава Богу, что жив остался, хоть и ходил потом долгое время Пантелей с перетянутой простынёй грудью.

Кольцо врагов вокруг Дубоссар становилось всё плотнее.

Казаками Дубоссар было принято решение отправить Сазонова на Дон, а в помощники и телохранители определили его соратника - Валентина Грабового. Пока ребята обсуждали план поездки, мы с Пантелеем незаметно  отлучились и посетили старенький отцовский домик Пантелея. Так он растёрся обезболивающей мазью, потом я помог ему обмотать грудь бинтом, простынёй. Было видно, что Пантелею очень больно, но никаких увещеваний о том, чтобы отложить поездку на Дон, он даже слушать не хотел.

Пантелей был готов к поездке. В ней нас очень выручил находившийся с нами на блокпосту бывший директор ДЮСШ Халамовский Захар Терентьевич. В то время он был преподавателем физкультуры в школе № 4. Он отдал нам весь свой запас бензина, и мы, заправив автомобиль Анатолия Артёмова, отправили Сазонова и Грабового на Украину в город Котовск. Через несколько дней мы здесь же их и встречали. Сазонов рассказал о встрече с атаманом Всевеликого Войска Донского Мещеряковым, казаками Дона, которым поведал о сложной обстановке в Приднестровье и которых просил о помощи, если таковая понадобится. Казаки Дона, поняв  всю важность главного для Приднестровья вопроса – выстоять, безоговорочно решили, что помощь будет оказана.

Дон готов был помочь и в вопросе возрождения казачества на берегах Днестра, и в вопросе защиты Приднестровья от агрессора. Договорились, что, если что-то случится, Пантелей отправляет условленный текст телеграммой. Поскольку время поджимало, Сазонов с товарищем тут же отправился в обратный путь. Поездкой Пантелей Сазонов остался  очень доволен, но вот то, что происходило вокруг Приднестровья, вокруг родного города Дубоссары, тревожило его всё сильней. Тревога, просто, не сходила с его лица: он уже знал, какие силы ОПОНа, волонтёров, народнофронтовцев Молдовы собраны вокруг города, да и многочисленная толпа свезённых с правого берега «крикунов» у городского здания полиции добавляла тревоги.

24 сентября Александр Богданов и Александр Паскаль, которые в то время ещё находились в рядах сотрудников органов внутренних дел Молдовы, в обеденный перерыв подъехали ко мне домой под предлогом ремонта двигателя. Они шепнули мне, что в полиции готовятся арестовать Финагина и Порожана и захватить горсовет. Об этом они узнали случайно:  услышали, проходя мимо кабинета одного из начальников полиции. Также они сообщили, что за некоторыми  из наших, в том числе и за мной, следят спецслужбы Молдовы.

Уже зная некоторых вражеских разведчиков в лицо, я вбросил дезинформацию, что якобы у нас есть в большом количестве снаряды для системы залпового огня к нашим «катюшам», находящимся на крыше здания «Детского мира» и направленных в сторону полиции. Для убедительности несколько крепких ребят под руководством Севрюка Анатолия Григорьевича провели какое-то время в подвале здания «Детского мира» и вышли оттуда, вытирая пот и ворча: «Дескать, сколько можно таскать эти тяжеленные  ящики то вверх, то вниз, и уже не в первый раз».

Дело сделано, стали ждать результата. Прошло немного времени, над городом показался лёгкий вертолёт, прилетевший с правого берега. Покружив над нашей «катюшей», которую ребята немного прикрыли, вертолёт сделал круг над полицией и улетел восвояси. Долгое, гнетущее ожидание. Вдруг пополз шепоток, что народнофронтовцы, собравшиеся у полиции, понемногу расходятся, а машины, автобусы, привезшие непрошеных гостей, разъезжаются.

ОПОНовцы сняли заслоны, дали возможность народному депутату СССР и РСФСР Н.И. Травкину проехать в город. Главный переговорщик от Молдовы Валериу Муравски также прибывает. В результате переговоров мы «разоружаемся», т.е. сдаём наши «снаряды», «пулемёты», «катюшу». Над площадью проносится крик: «Победа!». Ликовала вся площадь. С того дня наша площадь и получила название «Площадь Победы».

Но до победы было ещё очень далеко. Каждый день в республике происходили различные события, а потом пролилась кровь.

Позже нам рассказывали Александр Богданов, Александр Паскаль, Василий Кадриченко, что переход ряда сотрудников внутренних дел Молдовы под юрисдикцию ПМР ещё больше озлобил оставшихся там полицаев, и они начали мстить, убивая ни в чём не повинных людей, пытаясь нас запугать.

А 13 декабря 1991 года Молдова уже в третий раз нападает на Дубоссары. Полицейские Молдовы, переодевшись в камуфляж, и введя в заблуждение гвардейцев из Рыбницы, стоявших на посту при въезде на мост через Днестр, открыли огонь на поражение. Погибли трое рыбничан. Было много раненых, взятых в плен ОПОНовцами ни в чём не повинных гражданских лиц. С их стороны тоже были потери, как утверждали очевидцы, но об этом Молдова до сих пор умалчивает. Потом было прощание дубоссарцев с погибшими приднестровцами из Рыбницы на площади Победы, затем была поездка в Рыбницу – проводы героев в последний путь.

Ранее этих событий мы были предупреждены Пантелеем Сазоновым, что 17 декабря в Тирасполе состоится организационный Круг по возрождению казачества в Приднестровье, и мы собирались туда ехать. Но, вернувшись из Рыбницы, узнали, что найден исчезнувший в то трагическое утро 13 декабря 1991 года начальник производственного отдела нашего предприятия, СТО, Баландов Николай Дмитриевич. Его труп нашли в песчаном карьере. Николай был убит народнофронтовцами ножом в шею, похороны  должны были состоятся 17 декабря. Рассказали Пантелею Сазонову об этом, стали решать, как быть. Совместно с председателем Совета старейшин А.Л. Лобода принимаем решение: едут Пантелей Семёнович Сазонов и Гончаров Виктор Михайлович.

Вернувшись из Тирасполя, Пантелей был немногословен, коротко рассказал о Круге, о том, что было принято решение возродить Черноморское казачье войско, днём возрождения считать 17 декабря, Дубоссарский союз Днестровских казаков вошел в состав возрождённого Черноморского казачьего войска.

О гибели атамана Пантелея Семёновича Сазонова за эти годы рассказывали по-разному, но одно достоверно: его убийство – заранее спланированная акция по уничтожению первого атамана Дубоссарского Союза Днестровских казаков.

Ещё по возращении из Гагаузии Пантелей говорил мне о том, что чувствует за собой слежку, которая усилилась после его побега в августе 1991 года из ОПОНовской машины, когда ему сломали рёбра. Сазонов видел тех людей, что ходят за ним. С декабря 1991 года он перестал ночевать дома, ночевал в отцовском  доме. Я знал по установленным знакам, когда Пантелей в доме, и мы подстраховывали его сзади, со стороны огорода, дежурили. Недруги поняли, что так его не взять и, зная отзывчивую душу этого человека, придумали ловушку, в которую, к сожалению, и попал наш доверчивый атаман. Было известно, что в районе детского сада в микрорайоне Коржево появляются какие-то люди у промтоварного магазина, это же подтвердили и гвардейцы. Сазонов со старшиной роты гвардейцев Волошенко ходили туда, чтобы выяснить, кто эти люди.  Где-то в середине марта женщины-продавцы этого магазина упросили Сазонова выставить охрану, чтобы они могли забрать товары из повреждённого магазина.

Утром 2 апреля 1992 года к Пантелею Семёновичу подошла женщина и, плача сказала, что из детского сада кто-то уносит продукты, предназначенные детям. Наскоро собравшись, Пантелей Сазонов взял с собою свободных бойцов и отправился к детскому саду. Тут и произошла трагедия, потрясшая нас всех – и казаков, и гвардейцев. С трёх сторон из окон садика был открыт шквальный огонь, которым был убит Пантелей Семёнович Сазонов и тяжело ранены два бойца. Позже мы пытались узнать у раненых бойцов подробности происшедшего, но ни тогда, после шока, страха, ни позже мы подробности так и не узнали.

Умер атаман. Похоронен он был на Аллее Славы города Дубоссары. А мы, благодаря его бесстрашию, упорству – выстояли и победили.

Много добрых слов сказано было об этом человеке его соратниками, людьми, которые близко его знали. Одна из улиц города Дубоссары названа его именем, в 1993 году станица Центральная была переименована в Сазоновскую, с того же года проводятся соревнования по борьбе памяти Сазонова, учреждён нагрудный знак «Сазоновец», один из кадетских классов назван в честь атамана.

Таков был Пантелей Сазонов. Память о нём навсегда останется в сердцах дубоссарцев и казаков-черноморцев. Вечная слава герою.

А.И. Калинкин, есаул, товарищ атамана ДКО в 1992г.

Вы можете листать страницы, используя стрелки ← и → на клавиатуре.