Пресс-конференция Президента ПМР Вадима Красносельского

25 марта 2017 г. в 11:20
КрасносельскийУчастие в беседе с Главой государства приняли больше двух десятков журналистов. Говорили в основном об итогах первой 100-дневки президентства Вадима Красносельского.

Вадим Красносельский, Президент ПМР: Добрый день. Вы все, наверное, были участниками II Съезда Общеприднестровского народного форума. Не хочу говорить лишних слов. Перейдем к делу. Еще раз отмечу, что неудобных вопросов не бывает. Задавайте вопросы, которые волнуют вас, приднестровское сообщество. Я готов на них ответить.

Иорданова Ирина, ИА «Новости Приднестровья»: Вадим Николаевич, Ваша предвыборная программа была довольно обширна, но все-таки скажите, на что был сделан акцент? Какие проблемы требовали особого внимания?

Вадим Красносельский, Президент ПМР: Программа, действительно, была обширна, и, как я говорил, ни одного пустого обещания в ней не было. Как показывает сегодняшний день, наша команда держит свое слово. Каждый пункт программы был экономически просчитан, продуман. Мы реализуем в полной мере данную Народную программу. Она многовекторная. Большой упор делался на социально-экономическое положение нашего общества. При составлении Народной программы мы были твердо убеждены в стратегии построения нашего общества. Посыл в чем? При таком компактном проживании пенсионеров, лиц, которые нуждаются в помощи государства, мы с уверенностью говорили о том, что мы строим социально ориентированное государство с рыночной формой экономики. Поэтому и программа во многом направлена на реализацию именно социальных аспектов во всех институтах нашего государства. Программа была не просто какой-то обширной фразой: были конкретно обозначены пункты по каждому направлению жизнедеятельности государства. Это самое главное. Еще раз повторю, программа была просчитана, взвешена. Даже в сложных условиях экономического кризиса эти 100 дней позволили нам начать ее реализацию. Многое уже реализовано.

Андрей Белоус, ИА «Новости Приднестровья»: С начала года зарплаты выплачиваются вовремя, без задержек. Сможет ли и дальше государство выполнять социальные обязательства? Не придется ли включать «печатный станок»? Как сейчас ситуация с наполняемостью бюджета?

Вадим Красносельский, Президент ПМР: Вопрос очень правильный. Наш ориентир состоит в том, чтобы в полном объеме выплачивать пенсии и зарплаты приднестровцам. Такой механизм как «включение станка» недопустим в наших условиях. Это создаст площадку для инфляции, и ничего хорошего из этого не выйдет. Более того, скажу следующее: в прошлом году было фактически незаконно напечатано порядка 500 миллионов приднестровских рублей. Это, конечно, не добавило оптимизма в финансовую деятельность и банковскую сферу нашего государства. Мы вынуждены иметь дело с фактом сегодняшнего дня и учитывать имеющийся, в том числе и напечатанный объем, который пошел на погашение пенсий и зарплат. Деньги-то брались не из экономики, а из-под «печатного станка». Этот фактор важен для принятия нами решений. Мы на сегодняшний день не собираемся включать «печатный станок». Благодаря оптимизации расходов, комплексной программе, которую выработало правительство, включая разрушение «серых схем», мы уже смогли вернуть в экономику многомиллионные ресурсы. Вижу наш вектор в открытости, прозрачности. Выплаты зарплат и пенсий будут осуществляться в полном объеме и в срок.

Александр Лагутин, ПГТРК: Вадим Николаевич, на прошлой неделе мы были в Кишиневе, в Офисе Миссии ОБСЕ. Сложилась неприятная ситуация: вице-премьеру был задан вопрос на русском языке, отвечать он начал тоже на русском языке, а его заставили отвечать на румынском. Получается, языковая проблема сохраняется. Мы сталкиваемся постоянно с дискриминацией.

Вадим Красносельский, Президент ПМР: Да, трудно, но надо вести диалог в этих условиях постоянного давления. Но без диалога нельзя. Я не хочу оценивать действия журналиста, как такового, но я скажу, что презираю все формы ксенофобии, национализма, любого шовинизма. К сожалению, эта проблема, которую Молдова не преодолела до сих пор – языковая проблема – она никуда не ушла. В принципе-то, Приднестровье вынуждено было заявить о своей государственности во многом с целью сохранения своего языка, своего этноса, тех национальностей, которые здесь проживают. Для меня любые формы национализма неприемлемы. Если некоторые граждане Республики Молдова, журналисты ведут себя подобным образом, то это лишний раз подтверждает ту мысль, что на сегодняшний день Молдова абсолютно непривлекательна для приднестровского народа. То есть, говорить о реинтеграции, не создав никаких условий – это пустой разговор.

Ирина Палесика, ПГТРК: Хочется вернуться к социальной тематике, в частности, к жилищному вопросу. Известно, что в очереди на жилье стоят больше 2000 человек. Как будет решаться этот вопрос? Известно, что уже есть проект, разрабатывается программа по строительству многоэтажных домов.

Вадим Красносельский, Президент ПМР: Да, такой проект есть. В очереди на получение жилья стоят 2400 человек. Но, если честно, я считаю, что эта цифра необъективно отражает уровень дефицита жилья. Не все становятся в эту очередь, видя ее неэффективность. Вот в чем проблема. Мной и правительством разработана программа по строительству социального жилья. Программа оптимальная, недорогая для граждан. Тот порядок цифр, который я называл, будет сохранен. Но здесь необходима серьезная помощь со стороны государства. В этой части я вижу необходимым привлечение ресурсов АНО «Евразийская интеграция». На сегодняшний день АНО заканчивает те объекты, которые были начаты ранее. Думаю, что в 2017-м - начале 2018-го года эти объекты будут завершены. Будет следующий этап финансирования. Вот на этом новом этапе финансирования я вижу необходимым 50% трат направить на строительство доступного жилья, причем, не только социального. Вообще, неправильная подача идет.

Одно дело социальное жилье, другое дело – доступное. Это разные вещи. Для строительства доступного жилья мы должны привлекать в качестве партнера граждан. Речь будет идти о совместном строительстве жилья государством и гражданами. Роль государства, естественно, будет велика, поэтому жилье и будет доступно. Но часть площадей, конечно, будет отдана очередникам, для реализации социальных программ. Это тоже необходимо.

Я уже говорил и еще раз повторю: у нас есть все ресурсы, чтобы мы строили сами. Есть полезные ископаемые, необходимые мощности, предприятия и люди, которые хотят работать (это тысячи рабочих мест). Поэтому реализация программы строительства жилья – это не только решение жилищной проблемы, но и решение многих проблем нашей экономики в части создания рабочих мест и оздоровления многих направлений деятельности (строительство, ММЗ, РЦК и т.д.).

Ирина Шитова, «Радио 1»: Бизнесу и аграриям нужны кредиты, чтобы развиваться и увеличивать объемы производства. Есть уверенность, что банковский сектор пойдет навстречу?

Вадим Красносельский, Президент ПМР: Банковский сектор сейчас переживает не лучшие времена. К сожалению. Прокуратура проводит проверку нашего банка Сельхозразвития в части невозвращения тех или иных кредитов. Не все предприниматели, к сожалению, добросовестны. Есть решения суда. Сегодня на форуме вы могли слышать вопросы – не все так просто. Но, конечно, я считаю необходимым создать резерв, чтобы наши сельхозпроизводители – от мелких до крупных – получали льготный «длинный» кредит на развитие своей деятельности. Мы идем по пути оптимизации и снижения себестоимости выпускаемой продукции и стараемся сделать все для того, чтобы добиться импортозамещения в Приднестровье, чтобы наша сельхозпродукция была привлекательна и для внешних рынков – как стран СНГ, так и Европейского Союза. Разработана соответствующая комплексная программа.

Александр Карасев, газета «Приднестровье»: Этот год назван Годом предпринимателя. Понятно, что в предпринимательскую деятельность входят многие слои населения. Хочется узнать, что нового мы будем видеть – восстановление рабочих мест, повышение занятости населения?

Вадим Красносельский, Президент ПМР: Прошло всего лишь сто дней. Это небольшой срок, который позволил нам выработать программы по конкретным направлениям и задать импульс движению вперед. Тем не менее, я от своих слов не отказываюсь: как и было обещано, к 2020 году мы планируем создать 15 000 новых рабочих мест. Это и строительная область, и индивидуальное предпринимательство, и другие сферы деятельности. Уже подготовлен проект закона, который будет максимально стимулировать наших предпринимателей для открытия новых рабочих мест. Речь идет об уменьшении налоговой нагрузки. Это комплексная программа. Все вместе позволит нам создать рабочие места.

Александр Лагутин, ПГТРК: Какие Вы видите приоритеты в развитии сельского хозяйства. Как собираетесь его поддерживать? На встречах многие говорят о том, что поля засеивают рапсом, работы в селе нет. Как выходить из этой ситуации?

Вадим Красносельский, Президент ПМР: Совершенно с Вами согласен. Проблемы есть. И это не только создание рабочих мест, но и оздоровление такого важного сектора экономики как сельское хозяйство. Глубоко убежден, что, как бы мы себя ни называли – промышленной державой или иначе – мы все равно остаемся, как минимум, агродержавой, как максимум – агропромышленной. Но в любом случае на первом месте аграрии. Конечно, очень велика доля участия в этом государства. Вы обозначили проблему выращивания рапса. Но сельхозпроизводители это делают не потому, что они такие плохие и недобросовестные. Просто нет возможности вырастить другую продукцию. Я объясню механизм. Чтобы обработать и довести до ума урожай с гектара зерновых, необходимо два человека. Чтобы вырастить сад и довести продукцию до рынка, необходимы 25 человек. Почувствуйте разницу. Конечно, это рабочие места, импортозамещение, наш экспорт и приток валюты. Это все комплексный подход. Так почему же стали сеять рапс? Потому что на неорошаемых землях в условиях отсутствия мелиорации нельзя сеять иные культуры. Нельзя выращивать овощи на той земле, которая не орошается. Как показывает практика, у нас засуха случается с середины июля, и до сентября может не быть дождей. Поэтому на таких почвах, в зоне повышенного риска земледелия, засух, нельзя выращивать другие культуры, кроме как рапса и зерновых.

Мы обратились за помощью к Российской Федерации. Сегодня Россия выделяет нам необходимые денежные ресурсы на мелиорацию земли. Сейчас разрабатывается программа, строятся соответствующая мелиоративная коммуникация. Сама ветка мелиорации от трубы до конкретного поля – это, конечно, задача сельхозпроизводителя. Мы планируем орошать земли где-то процентов под 80 от уровня орошаемых земель времен Советского Союза. Это будет хороший показатель и даст весомый результат. Это даст нам возможность заново возродить плодоовощную продукцию. Кроме того, на орошаемых землях будут законодательно запрещено выращивать зерновые культуры. У нас земли государственные. Если земля под мелиорацию, то выращивать можно только плодоовощную продукцию. Такой подход даст импульс развитию сельского хозяйства, создаст рабочие места на селе и насытит наш рынок плодоовощной продукцией.

Немаловажный момент – себестоимость плодоовощной продукции. Вырастили мы помидор себестоимостью в доллар. Вы ее на рынке не продадите: стоимость высока. Следовательно, рентабельность будет отрицательной. А если предположить, образно, что данная продукция (помидор) стоит 2 цента, тогда, конечно, вы везде найдете рынок.

Поэтому, с точки зрения освоения мелиоративного комплекса, очень важный постулат – уменьшение себестоимости. Это, прежде всего, вода. Поэтому мы сразу пошли в этом направлении и уменьшили для сельхозпроизводителей плату за воду для полива до 70 копеек за кубометр. Это, конечно, нагрузка. В том числе и на бюджет. Ведь воду нужно добывать, неся затраты на электроэнергию. Но другого пути у нас нет. И мы будем покрывать расходы прибылью от экспорта. Кроме того, на засушливый период принято решение о полной отмене платы за воду, чтобы дать возможность максимально развить мелиорацию. Задача комплексная, понятная. Есть программа, мы не действуем хаотично, а разрабатываем алгоритм, дорожную карту. Кроме того, поставлена задача Таможенному комитету снизить ставки таможенных сборов на ввозимые комплектующие для сельхозтехники. Это тоже позволит снизить себестоимость выпускаемой продукции.

Немаловажный вопрос – кодификация земли. За 25 лет так и не появился кадастр земли в Приднестровье. Это нехорошо – создает массу затруднений в вопросах справедливого подхода к сельхозпроизводителям. Земли разные, а плата одна. Кто-то получил хороший чернозем, а кто-то получил суглинок и склон, где затруднена работа техники. Поэтому, конечно, данный вопрос можно решить только путем создания кадастра. Задача поставлена, и сейчас проводится работа по определению стоимости данных работ. Когда они будут проведены, мы найдем источник финансирования, и кадастр приднестровских земель будет разработан. Этот даст позитивный импульс для развития сельского хозяйства в целом.

Ирина Ляхова, МИА «Спутник», Молдова: Вчера Вы объявили о том, что Президент Молдовы пригласил Вас 30 марта встретиться. Что Вы ожидаете от этой встречи? Какие вопросы будете поднимать? И как Вы считаете, это будет исключительно официальная встреча, или у вас уже будут какие-то более доверительные отношения после первой беседы с Игорем Николаевичем?

Вадим Красносельский, Президент ПМР: Поясню, что мы делаем, какой выбрали вектор. Да, встреча, которая состоялась между президентами Приднестровья и Молдовы 4 января, была, на мой взгляд, оптимистична. Во-первых, мы сумели разблокировать работу Объединенной контрольной комиссии, что очень важно для Приднестровья и для миротворческой миссии в целом. Блокировка работы ОКК ставит под сомнение миротворческую миссию, как таковую. Глубоко убежден, что при всей трудности диалога, работа Объединенной контрольной комиссии должна быть продолжена. Это был совместный успех двух президентов.

Кроме того, определена позиция проработки так называемого пакетного подхода на переговорах. То есть мы готовим 6-8 вопросов о своих проблемах, Молдова – о своих. И на площадках «1+1» или «5+2» – где хотите – эти вопросы подлежат обсуждению и требуют принятия решений. Моя принципиальная позиция состоит в том, что сегодня никто не готов обсуждать какие-либо политические вопросы. Что касается Приднестровья, то народ уже выбрал свой политический курс, и он, конечно, меняться не будет.

Это независимость нашего государства с последующим вхождением в состав России. Что касается Молдовы – там тоже, в принципе, не все так просто. Молдова своим законом 2005 года предоставила нам статус автономного территориального образования и уже подвела черту. Таким образом, чтобы двигаться дальше, необходимо принятие каких-то иных решений. Исходя из этого, на сегодняшний день в повестке дня вопросы гуманитарного, культурного, экономического характера. И мы готовы их обсуждать и принимать по ним решения.

Что интересно Приднестровью? Это прекращение политически мотивированных уголовных дел, это решение вопросов по коммуникации связи, разблокирование железной дороги, растаможивание наших грузов для внутреннего потребления в Приднестровье, это признание наших документов, номерных знаков. Это и тот вопрос, который вышел на повестку дня – те посты, которые Молдова собирается выставить на пункте пропуска «Кучурган». Важно, чтобы все участники формата «5+2» видели нашу готовность к компромиссу, ведь всегда почему-то обвинялась приднестровская сторона в некой косности и нежелании вести диалог. Это неправда. Официально говорю: мы готовы идти на компромисс. Но любой компромисс должен быть обоюдным. Если мы делаем шаг навстречу, шаг навстречу должны делать и нам. Иначе это игра в одни ворота получается. Чтобы все участники формата «5+2» видели нашу озабоченность и компромиссность, мы пошли не на уступки, а на компромисс. Это разные вещи. Мы пошли на компромисс в отношении школ с румынским языком обучения. Я считаю, что нет необходимости бороться с детьми и с данными школами. Это уже факт сегодняшнего дня.

Пусть учатся, раз такая ситуация сегодня возникла. Там учатся, прошу заметить, приднестровские граждане. И ущемлять их, на мой взгляд, недопустимо.

Мы выработали механизм совместной обработки земли спорной территории дубоссарского района – сняли полностью напряжение. Пожалуйста, техника будет допускаться, урожай вывозиться.

Третий момент. Мы максимально смягчили миграционные позиции со стороны Приднестровья. Граждане иностранного государства, коими являются и граждане Молдовы, могут приехать в Приднестровье, зарегистрироваться и работать здесь, согласно законам ПМР. Это тоже шаг навстречу.

И четвертый, тоже немаловажный момент. Речь идет об уголовных делах с политической подоплекой. Господин Балан (это спецпредставитель республики Молдова) заявил, что у них нет политически мотивированных уголовных дел. Но кого обмануть-то пытаются? Меня, экс-министра внутренних дел? Уголовное дело может быть возбуждено под любой статьей Уголовного кодекса. Но с политической подоплекой… Поэтому, к примеру, уголовное дело может быть возбуждено за превышение власти, образно говоря, но подоплека – исключительно политическая. А если уж подоплека политическая, то должно быть и политическое решение данных уголовных дел. Готова ли молдавская сторона двигаться в этом направлении? ­Покажет время. А мы готовы. Исходя из этого, я сообщил всем послам формата «5+2» о готовности двигаться в этом направлении. Сообщил и Игорю Додону и предложил сделать первый шаг – прекратить по десять уголовных дел: 10 уголовных дел прекращает Молдова в отношении граждан Приднестровья, десять дел прекращаем мы. Но ответа пока нет. Чтобы мой посыл не был пустым сотрясанием воздуха, следствием было принято решение о прекращении 10 уголовных дел в отношении должностных лиц граждан Молдовы – полицейских и иных лиц. Жду встречного посыла от молдавской стороны.

Все ссылки на то, что мы не можем принять решение, так как не можем давить на суд, не состоятельны. Объясню почему. Потому что решение принимает не суд, а следственный орган. Поэтому, пожалуйста, принимайте политическое решение, будьте готовы к этому, идите на компромиссный диалог. Иначе это уже будут уступки. А мы готовы к компромиссам, но не уступкам.

Приднестровье уже сделало четыре больших шага к диалогу. Сообщили об этом всем участникам формата «5+2», естественно, и нашему гаранту – Российской Федерации, поставили в известность Игоря Додона. Ждем встречных шагов от молдавской стороны.

А что мы получаем? Мы получаем какие-то выпады – типа тех, о которых вы говорили («вы не говорите на молдавском языке…»), мы получаем выпады со стороны некоторых бывших руководителей, которые вдруг вспомнили, что, оказывается, 25 лет назад это Россия и Приднестровье атаковали демократическую Молдову. Мы видим выпады, когда защитников Молдовы чествуют не то, чтобы как героев (это их внутреннее дело), но как борцов за демократию. Нам демократия убийства народа непонятна и для нас неприемлема.

Мы видим желание выставить молдавские посты со стороны Украины – молдавские полицейские посты, что нанесет серьезный удар по экономике нашего государства и по рабочим местам, в том числе. Приведу маленький пример. Возьмем малый бизнес – тех граждан, которые имеют патент на осуществление предпринимательской деятельности. Если данные посты будут выставлены, они будут исполнять исключительно законодательство Молдовы, которое противоречит приднестровскому законодательству, и, естественно, такое предпринимательство будет поставлено под угрозу уничтожения. А это 20 тысяч рабочих мест. Это потеря порядка 40 миллионов долларов бюджета. Это кризис. Это блокада. Поэтому, надо не только словом, но и своими действиями доказывать конструктивность и желание идти вперед. Мы конструктивны. Мы хотим жить в мире со своими соседями. Мы хотим однозначно видеть ответную реакцию, а не однобокие действия.

Мязина Жанна, «Профсоюзные вести»: Больная проблема – состояние приднестровской медицины. Проблем, пожалуй, много, но я назову основные. При невысоком качестве обслуживания нередко высокая цена. Я была свидетелем, когда пенсионеры в отделении кардиологии вынуждены были отдавать по 100-150 рублей в день за медикаменты, анализы. Одно УЗИ сердца стоило 75 рублей. Многим гражданам не под силу такие траты. Планируется ли что-то сделать для улучшения ситуации? Может быть, за 100 дней уже что-то сделано?

Вадим Красносельский, Президент ПМР: Правильный вопрос. И я уже обозначил вектор нашего движения – социально ориентированный. На этом базисе говорить о только платной медицине было бы неправильно. К сожалению, за последние 5 лет все механизмы бесплатной медицины были уничтожены. За 100 дней нужно было привести нормативную базу в порядок, чтобы дать импульс в сторону социальной ответственности здравоохранения перед людьми. Это большая работа, не все так просто делается. Но что уже удалось сделать. Во-первых, была отменена плата за койко-место. Все граждане Приднестровья равны в правах и обязанностях на территории Приднестровья. Если житель Каменки приезжает на лечение в Тирасполь, он не должен платить за койко-место.

Далее. Если гражданин попадает на стационарное лечение, то все услуги предоставляются ему бесплатно – от элементарного анализа крови до УЗИ и МРТ. Это принципиально.

Наши действия также направлены на снижение стоимости платных услуг для тех, кто обращается в ту или иную клинику. Позитивным примером стала Рыбницкая клиника, где все услуги были платными. Наболевший вопрос, много было обращений. Все схемы в данной клинике ликвидированы. Все имущество передано на баланс Министерства здравоохранения. Сегодня это заведение работает как обыкновенная поликлиника.

Что касается платной поликлиники, которая расположена по улице 25 Октября в Тирасполе. Это коммерческое предприятие. Поэтому говорить о том, что там все должно быть бесплатно, на сегодняшний день не представляется возможным. Но, учитывая социальную ориентированность политики, мы возложили социальную нагрузку на данное предприятие – оказывать бесплатные услуги ветеранам Великой Отечественной войны и инвалидам-защитникам Приднестровья. Это будет социальная нагрузка за счет оказания платных услуг.

Мы готовы идти и по пути снижения стоимости медикаментов для нуждающихся. Но это требует специального бюджетного финансирования. Такие траты будут заложены в республиканском бюджете на 2017 год.

Андрей Моспанов, газета «Приднестровье»: Как обстоит дело с введением в Вооруженных Силах ПМР принципа прохождения срочной службы в режиме рабочего дня?

Вадим Красносельский Президент ПМР: Это был эксперимент, когда его вводили в двух частях. Сейчас это программа, действующая с 1 марта. Я сам человек военный, прошел военное обучение, получил военное образование. Знаю проблемы воинской части, знаю, кто формирует условия и почву для неуставных отношений. Моя цель состояла в том, чтобы сделать армию максимально привлекательной для службы, чтобы молодые люди хотели служить в армии. Провели эксперимент. Ввели режим рабочего дня в двух воинских частях. Этот эксперимент действовал в феврале этого года и показал свою эффективность. За это время не было ни одного случая самовольного оставления части. Здесь уже идет смена понятий – служба на рабочий день. Молодой человек в 8 часов утра уходит на службу и в 6 часов вечера возвращается домой. Его видят родственники, видят, что он живой и здоровый. Во многом это тоже снизило напряженность. С 1 марта данный опыт был распространен во всех воинских частях.

Конечно, это не касается снижения обороноспособности – наряды, усиления, опергруппы несут службу в полном объеме. Есть еще подразделения постоянной боевой готовности, на которые данный режим также не распространяется.

Наряду с этим для борьбы с неуставными отношениями мы пришли к выводу о необходимости формирования воинских частей по принципу территориальности, т.е. воинская часть формируется из призывников одного населенного пункта. Когда дети ходят в один детский сад, учатся в одной школе, потом служат в одной воинской части, разница в год будет уже неактуальна, и вряд ли военнослужащие будут выяснять отношения.

Была полемика – привлекать ли студентов к несению воинской службы. Привлекать. Полностью лишить молодых людей, которые получают высшее образование, возможности служить в армии неправильно. Если эти люди не будут служить, мы потеряем интеллектуальный уровень в армии. Все будут абы куда идти учиться, лишь бы только не служить в армии. Есть и другая проблема. Такие факультеты как медицинский, физико-математический не предусматривают заочную форму обучения. Отвлекать молодых людей от учебы на этих факультетах также нельзя. Есть идея, которая сейчас реализуется в виде законодательной инициативы Президента, о разрешении солдатам срочной службы учиться заочно в учебных заведениях. Если студента призывают после первого курса в армию, ему разрешено переходить на заочную форму и продолжать учебу. При этом если молодой человек обучался на первом курсе на коммерческой основе в нашем университете, то на втором курсе он будет проходить обучение бесплатно.

Дополнительными мерами по повышению привлекательности службы в армии станет создание спортивного клуба армии, формирование спортивной роты, повышение уровня идеологической подготовки, открытие Суворовского училища, новая форменная одежда для солдат. Весь этот комплекс мер поможет привлечь молодых людей к службе в армии. Насколько я знаю, многие молодые люди уже идут в Военкомат с желанием служить в Вооруженных Силах ПМР.

Сергей Мельниченко, пресс-служба Верховного Совета ПМР: Сразу после Вашего избрания наиболее востребованными новостями были кадровые назначения. Прошло 100 дней, и мы узнаем о первых отставках. Я хотел бы знать мотивы отставки рыбницкого мэра и на какую работу переходит Александр Караман?

Вадим Красносельский, Президент ПМР: Что касается Главы рыбницкой госадминистрации, то было подано заявление по собственному желанию. Есть объективные личные обстоятельства Сергея Ивановича. Что же касается Александра Акимовича, то человек перешел на другую работу, не связанную с работой в Приднестровье. А совмещение было недопустимо. Поэтому решение и было принято.

Юрий Чернявский, ТСВ: Вадим Николаевич, в Вашей предвыборной программе особое внимание уделялось развитию малого и среднего бизнеса. Что делается в этом направлении?

Вадим Красносельский Президент ПМР: Я вижу выстраивание нормальных партнерских отношений между государством и предпринимателями. Представьте себе юридическое лицо, фирму, которая занимается хозяйственной деятельностью, и там есть два компаньона. Они ссорятся, обманывают друг друга, «кидают» и так далее. Что из этого выйдет? Да ничего. Фирма разрушится. Активы уничтожатся, все рассорятся и разойдутся по разным углам. Это маленький пример большого государства. Отношения между государством и предпринимателями должны быть выстроены на партнерской основе, чтобы государство не давило, выжимая все соки, а предприниматели не обманывали и платили все налоги.

Конечно, мы должны сделать Приднестровье привлекательным для инвесторов и для предпринимательской деятельности. Необходимо уменьшение налоговой нагрузки, которая за последние пять лет у нас выросла практически на 30%. Нужна поддержка в виде стабильных и прозрачных цен на энергоносители, в виде уничтожения преференций отдельным предприятиям – такое решение уже принято в законодательном поле. По отраслям – да, индивидуально – нет. И, конечно, оздоровление многих предприятий путем законодательного регулирования. В качестве примера я могу привести работу ММЗ. Ведь с кем я ни общался, мало кто верил, что возможно будет наладить работу данного гиганта, градообразующего, бюджетообразующего. А это был вопрос и политического характера. Остановка такого гиганта как ММЗ в перспективе ведет к вымиранию города Рыбница. Что мы сделали? Мы ликвидировали все фирмы-прокладки вокруг данного завода. Все отношения с партнерами ММЗ осуществляет напрямую без всяких посредников. Правительство максимально не вмешивается в деятельность завода. Создан хороший бизнес план – это была хорошая совместная работа Правительства и коллектива предприятия. Мы вернули практически весь менеджмент, который был при российском инвесторе. Мы им оказываем помощь. Благодаря этому ММЗ запущен. Есть хорошие планы и перспектива, что налоги будут выплачиваться в полном объеме и в достаточном количестве, будут превышать налогооблагаемую базу 2016 года в разы.

Еще, конечно, можно поговорить про антикризисные программы, можно поговорить про работу таможни. Но все это направлено на то, чтобы между государством и предпринимателями были выстроены нормальные партнерские отношения. Я вижу необходимым привлечение общественности, чтобы мы слышали людей и знали, что делать. Мы будем максимально использовать все площадки. На всех круглых столах мы всегда спрашиваем, что сделать, что вам мешает: какая-то административная дурь, барьер? Пожалуйста, она отменяется автоматически, с соблюдением некоторых процедурных моментов. Поэтому проблемы мы видим, знаем, будем работать.

Скажу откровенно: мы зависим от предпринимателей. У нас социально ориентированное общество, но с рыночной формой экономики. Бизнес должен быть социально ориентированным и ответственным. И, конечно, если мы идем навстречу, мы предполагаем встречный шаг от бизнеса в виде полноты уплаты налогов.

Александр Лагутин, ПГТРК: Этой ночью на улице Мечникова произошла страшная авария. Погиб водитель – 26 лет. В интервью сотрудник ГАИ говорит, что водитель не раз привлекался за превышение скоростного режима. Понятно, что проблема опасного вождения есть. И в России она есть. Сколько существует сюжетов об этом – не туда поехал, не то сделал… Каким Вы, как экс-министр внутренних дел, видите разрешение этой проблемы? Ни в коем случае не призываю к таким действия, как у нас было, когда сотрудники ГАИ под каждым кустом в районе знака «40» проверяли скорость с радарами. Но как-то нужно решать эту проблему.

Вадим Красносельский Президент ПМР: Согласен. И скажу некоторую статистику, учитывая опыт работы главой соответствующего силового ведомства. Если посмотреть процентное соотношение смертности на дорогах, то на первом месте вождение в нетрезвом состоянии, а на втором – превышение скоростного режима. Но во многих случаях первое со вторым тесно взаимосвязано. Далее идут очень маленькие проценты – из-за случайностей, или неисправностей технического средства. С Вашей мыслью совершенно согласен – недопустимо, когда работник ГАИ ждет под каким-то кустом, бесконтрольно выскакивает на дорогу, при этом становится помехой движению. Но я уже обозначил, и уже принят закон, который прописывает те или иные механизмы. Во всех местах, где работает радар или другие электронные устройства фиксации скорости, необходимо ставить соответствующий знак. Если стоит знак о фиксации скоростного режима, то на абсолютно законных основаниях работник ГАИ, дорожной службы может измерять скорость движения. В принципе, добропорядочный водитель всегда снизит скорость, если увидит знак. А если недобропорядочный, он, конечно, будет привлекаться. При этом я считаю необходимым еще более ужесточить нормы ответственности за превышение скорости и за употребление спиртных напитков либо наркотических средств теми людьми, которые управляют транспортным средством. Идти надо по пути упорядочивания, демократизации наших функций, но в то же время требовать и обратной реакции, ну а кто не понимает – извините. Надо просто лишать прав на долгий промежуток времени, внести норму пожизненного лишения права управления для особо злостных нарушителей. От этого решения зависит жизнь и здоровье наших граждан. И я призываю граждан это понять. Это не потому, что кому-то хочется защитить свои корпоративные интересы или дать беспредельные возможности работникам дорожной службы. Ни в коем случае. Речь идет о безопасности жизни людей. Поэтому, конечно, и мы должны соединять и демократический подход – максимально дисциплинировать работника дорожной службы, чтобы данные работники не превышали свои полномочия, вели себя культурно и корректно и, конечно же, в случае нарушения гражданами скоростного режима, принимать к ним самые строгие меры. Думаю, именно в этом направлении идет МВД, и я их поддерживаю.

Ирина Палесика, ПГТРК: Грядут ЕГЭ, выпускные. Ребята сдают российский ЕГЭ, уезжают и не возвращаются. Как решается этот вопрос? Все-таки наши кадры, специалисты. Мы теряем ценные кадры.

Вадим Красносельский, Президент ПМР: Абсолютно с Вами согласен. Мы делаем доброе дело – создаем условия для сдачи российского ЕГЭ на территории Приднестровья. Тратим на это денежные средства. Но, по большому счету, создаем хорошую площадку для того, чтобы люди уезжали и не возвращались. Конечно, нельзя винить молодых людей, что они хотят учиться в той же Российской Федерации. Я думаю, надо создать механизм, чтобы молодые люди были заинтересованы в возвращении в Приднестровье, даже получив образование за пределами республики. Это создание рабочих мест, повышение привлекательности бизнеса для инвестирования денежных ресурсов в ПМР, создание программ, где молодежь будет востребована. Об одном механизме я уже говорил – повышение привлекательности службы в Вооруженных Силах.

Ранее многие молодые люди выезжали на учебу за пределы Приднестровья, чтобы не служить в армии.

Что касается учебы в Российской Федерации, мы делаем все, чтобы заинтересовать молодых людей жить и работать в Приднестровской Молдавской Республике. Но это задача даже не одного года.

Татьяна Орешина, главный редактор ГУ «ПГТРК»: Вы вернулись из Москвы, у Вас была встреча с Дмитрием Рогозиным, на которой Вы обсуждали выставление таможенных постов Молдовой на приднестровской границе со стороны Украины. Есть ли надежда, что ситуация все-таки будет контролируема, и все закончится хорошо?

Вадим Красносельский, Президент ПМР: Вопрос актуальный. Как говорится, надежда умирает последней. Мы должны работать, чтобы надежда у нас оставалась всегда. Данную проблему я обозначил в Российской Федерации, довел ее до сведения Дмитрия Рогозина. Мы направили письма информативного характера в Министерство иностранных дел. Кроме того, вчера состоялось заседание Совета безопасности ПМР, где было принято решение об информировании все участников переговорного процесса в формате «5+2» по данной проблеме. Учитывая, что не все до конца осознают последствия, которые нам грозят в случае введение и функционирования данных постов.

Наша задача состоит в том, чтобы данный вопрос в максимально короткие сроки был вынесен на обсуждение в формате «5+2». Но, к сожалению, могу констатировать тот факт, что не все с этим согласны, и некоторые участники формата уклоняются от срочного созыва и вынесения вопроса на данную площадку. Но мы работает. Конечно, большая надежда на Российскую Федерацию, как гаранта и посредника, на Украину, которая тоже является гарантом переговорного процесса. Я считаю, что везде необходимо руководствоваться здравым смыслом и необходимостью. Необходимости на сегодняшний день нет. На данном участке границе более 11 лет работает миссия EUBAM. Миссия эффективна, владеет полным объемом информации. Что еще надо? Вся информация предоставляется молдавской стороне. Значит, умысел иной – удушение нашего государства. Это недопустимо. Будем работать и делать все возможное, чтобы не допустить выставление данных постов. В этом вопросе я рассчитываю на помощь общественности. Важно, чтобы общественность не стеснялась, высказывалась по данному вопросу, чтобы было слышно мнение всех общественных организаций.

Юрий Чернявский, ТСВ: Мы прекрасно знаем, что в Воронеже действуют торговые представительства «Квинт», «Тиротекс», «Интерцентр Люкс». Хотелось бы узнать, собирается ли дальше государство выводить на внешний рынок эти и другие предприятия, чтобы развивать межрегиональное сотрудничество?

Вадим Красносельский, Президент ПМР: Очень важный вопрос. Конечно, государство должно лоббировать и представлять интересы любого собственника, любого экспортера. Я назову цифры – они еще официально не опубликованы. Экспорт приднестровской продукции в Российскую Федерацию составляет 8,7%, в Европейский Союз – чуть более 30%, в Молдову – порядка 45%. Мы видим за 2016 год небольшой рост – на 0,7% – экспорта в Российскую Федерацию, но это не выход из положения. Мы не хотим терять рынки ни в Молдове, ни в Европе – это бизнес. Необходимо отделять политику от экономики. Экономика должна работать, политики должны уметь разговаривать, как бы это ни было сложно. А народ должен жить в государстве и не должен быть заложником политических решений. Конечно, я вижу необходимым сбалансировать экспорт в Евросоюз с экспортом в Российскую Федерацию, довести экспорт в Россию, как минимум, до 30% за ближайшие год-два. В этом направлении мы работаем, и решений в этой части много. Первое, это установление прочных связей с субъектами Российской Федерации. Воронеж – первая ласточка. И, кстати, это был успех, по большому счету, депутатов Верховного Совета, когда они работали в 2016 году – это было их инициативой, они проводили форумы, встречи. На сегодняшний день торговый центр работает в городе Воронеж и имеет своего покупателя. Как я уже сказал, мы видим необходимым заключение торговых соглашений именно с субъектами Российской Федерации. На сегодняшний день мы насчитываем 12 эффективных губерний России, которым мы готовы предоставлять продукцию. Кроме того, мы готовы представлять преференции тем, кто экспортирует продукцию – снижая административные барьеры, налоговую нагрузку, себестоимость продукции. Мы зависим от экспорта. Экспорт – это валюта, которая должна поступать в наши банки и использоваться на благо наших людей. Без этого нельзя. У нас есть основные предприятия, в которых весьма существенна доля экспорта. Это вся легкая промышленность, которая представлена в Приднестровье десятью тысячами рабочих мест. Эта доля очень велика. К сожалению, всегда к легкой промышленности относились по-легкому, снисходительно. И, тем не менее, это 10 тысяч рабочих мест. Это громадный экспорт. Это обувные предприятия, это тот же «Интерцентр Люкс», который выпускает верхнюю одежду и, кстати говоря, он имеет свои торговые представительства в 20 субъектах Российской Федерации и весьма успешен в этом направлении. Все это будет приветствоваться. Будет выработан механизм именно отраслевой – не помощь отдельным предприятиям, не лоббирование интересов отдельного предприятия, а лоббирование интересов отрасли для экспорта, в том числе и в Российскую Федерацию. Направление очень важное. Правительство работает в этой области. Мы опираемся на опыт и знания наших производственников и учитываем их мнение. И будем так работать и впредь.

В завершении пресс-конференции хочу вас поблагодарить и заметить, что развитие общества возможно только при хорошем диалоге. Я всегда призывал СМИ активно в нем участвовать, никогда не уклонялся от вопросов. Я считаю, что неудобных вопросов нет, не существует. И Президент, и Правительство, и все ветви власти нацелены на активный диалог с обществом. Я попрошу вас – четвертую власть в любом государстве – принимать в этом диалоге активное участие. Благодарю за встречу!

Официальный сайт Президента Приднестровской Молдавской Республики

Вы можете листать страницы, используя стрелки ← и → на клавиатуре.