Памяти Пантелея Сазонова

2 апреля 2012 г. в 19:17
Сазонов2 апреля утром на Мемориале воинской славы состоялся митинг памяти первого атамана Дубоссарского Союза днестровских казаков Пантелея Семеновича Сазонова. Каждый год, в день его гибели, на протяжении 20-ти лет казаки, защитники Приднестровья приходят на место упокоения боевого товарища, чтобы почтить его память и вспомнить, каким он был.

А был он отзывчивым, добрым, надежным и бескорыстным, - таким запомнился Пантелей Сазонов его другу, есаулу Александру Ивановичу Калинкину, - он был всегда самим собой и творил добрые дела от всего сердца.

Он делал все на совесть, не преследуя никакой корысти, личной славы. Таковы жизненные правила Пантелея Сазонова, правила человека, правила казака, правила атамана.

События, о которых я хочу рассказать, произошли более двадцати лет тому назад в городе Дубоссары. Они пришлись на период распада нашей великой Родины - Советского Союза и связаны с именем Пантелея Семеновича Сазонова.

Пантелей Семенович Сазонов родился 25 августа 1936 года в городе Дубоссары в семье потомственных донских казаков. Их семья проживает в нашем городе уже более ста лет. Пантелей Семенович, будучи мальчишкой, пошел в школу №1 сразу же после того, как Дубоссары в 1944 году были освобождены от немецко-румынских захватчиков.

В годы юности он увлекался спортом, особенно гиревым и футболом. Благодаря хорошей спортивной подготовке после окончания школы в 1955-1956 гг. начал службу в ВМФ СССР на Черноморском флоте. Был водолазом. Однажды во время работы под водой недалеко от него взорвалась мина военных лет. После взрыва Сазонов долго лечился в госпиталях и был комиссован по болезни. Вернулся домой и долгое время не мог устроиться на работу из-за полученного заболевания – кессонной болезни, приведшей к сахарному диабету.

В 1957-1958 гг. Пантелей Семенович учился в Кармановском ветеринарном техникуме, продолжая заниматься гиревым спортом и футболом. В это время в Дубоссары по распределению приехал Владимир Митрофанович Дюкарев, тренер-общественник, мастер спорта СССР по вольной борьбе, он вел секцию по вольной борьбе. Пантелей Сазонов так увлекся этим видом спорта, что привел на занятия сначала своего двоюродного брата Владимира Сазонова, как оказалось, талантливого спортсмена-самородка, а потом и меня. Братья Сазоновы успешно выступали на соревнованиях, к примеру, неоднократно завоевывали приз «Живой баран» на первенствах по национальной борьбе «Трынта». Пантелей Сазонов в лично-командных первенствах был неоднократным призером ЦС ДССО «Колхозникул» МССР в весовой категории до 90 кг.

После окончания ветеринарного техникума Сазонов работал ветеринаром на птицефабрике села Дзержинское, а в свободное время играл за футбольную команду «Энергетик», но основное внимание все же уделял борьбе и с гордостью носил знак первого разряда по классической вольной борьбе.

Шло время, и все сильнее о себе напоминали старые травмы, полученные во флоте. Но когда над Приднестровьем и над любимыми Дубоссарами нависла угроза со стороны национал-фашистов Молдовы, Пантелей Семенович ни на что не посмотрел и пришел на помощь людям и молодой республике. В 1990 году приднестровцы, в том числе и дубоссарцы, отправились на помощь жителям братской Гагаузии. Добираться было тяжело, объезжали выставленные посты и кордоны по полевым ухабистым дорогам. Недалеко от Комрата путь делегации преградили вооруженные полицейские Молдовы, а один из них, размахивая пистолетом, приблизился к Пантелею Семеновичу и в мгновение был обезоружен. Растерянный полицейский упрашивал Сазонова вернуть ему табельное оружие, на что Пантелей отвечал: «Проедем спокойно, на обратном пути оружие верну». Что и сделал. Он всегда был верен своему слову, даже с врагами. Со слезами благодарности встречала Гагаузия приднестровцев и с благодарностью провожала их домой. Главное, что тогда не пролилась кровь, и в этом немалая заслуга добровольцев из Приднестровья. Только сам после возвращения Пантелей Сазонов никогда не рассказывал о случае, произошедшем в пути.

А сколько Пантелей Семенович сделал для казачества! Именно он стал инициатором возрождения славных казачьих традиций на Приднестровской земле. Но и тут было не все гладко.

В декабре 1990 года на одном из казачьих правлений, проходившем в здании горсовета, Пантелей Семенович, сокрушаясь, рассказал нам, что, несмотря на неоднократные обещания, казачьему правлению никак не выделяют помещение. Я, шутя, предложил написать «Письмо турецкому султану», а точнее султанам - Финагину и Порожану. И написали! Сейчас я не уверен в 100%-й, но написано было примерно так: «На имя главы госадминистрации г. Дубоссары Финагина В.А. и председателя Совета народных депутатов Порожан А.Г. Обращаемся к Вам от имени правления Дубоссарского Союза Днестровских казаков с просьбой о выделении комнаты, для работы атамана. В случае очередного отказа оставляем за собой право самим выбрать один из пустующих кабинетов для работы атамана и правления». Постучав в кабинет, где в это время находились Финагин В.А. и Порожан А.Г., я зашел туда и кратко изложил нашу просьбу, подтвердив ее подписанной казаками бумагой. Так был решен вопрос с кабинетом для Пантелея Сазонова. Жаль только, что недолго проработал там наш атаман.

В конце августа – начале сентября 1991 года дубоссарцы и жители в то время села Лунга, отстояв напор ОПОНовцев Молдовы на кругу у поста ГАИ, все-таки допустили прорыв в селе Лунга по набережной. На их перехват с площади бросились добровольцы, в числе которых и Пантелей Семенович в руках с охотничьим ружьем. Пантелей оказался в числе первых, и вдруг неожиданно на него бросились сразу несколько полицейских, выпрыгнувших из «летучки». Навалились, скрутили, вырвали ствол, бросили Сазонова в машину и тут же принялись его нещадно избивать. Тут, казалось бы, и конец атаману, но неожиданно машина остановилась, и, улучив момент, Пантелей вывалился из нее и скатился вниз с обрыва. Полицаи не стали искать его, что и спасло казака. После этого случая Пантелей Семенович больше всего сокрушался не о сломанных ребрах, жалел атаман об оружии – верном охотничьем ружье, вертикалке. «Не приобрести мне больше такого ствола», - говорил он мне. А у меня в голове другие мысли: «Слава Богу, что жив остался». Так с перетянутой простыней грудью Сазонов и ходил долгое время.

А кольцо вокруг Дубоссар становилось все плотнее… Казаки приняли решение отправить Сазонова на Дон, а в помощники и телохранители определили его соратника Валентина Грабового. Пока ребята обсуждали план поездки на Дон, мы с Пантелеем сходили на «дачу» - старенький отцовский домик. Пантелей растерся какой-то обезболивающей мазью, потом я помог ему обмотать грудь бинтом и простыней плотно затянули. Было видно, что Пантелею очень больно, но никакие увещевания о том, чтобы отложить поездку на Дон он даже не слушал. Когда Сазонов вернулся, он рассказывал, что встретился с атаманом Всевеликого Войска Донского С.А. Мещеряковым, казаками Дона, которым поведал о сложной обстановке в Приднестровье и просил их о помощи, если таковая понадобится. Казаки Дона безоговорочно решили, что помощь обязательно окажут. Договорились, что если что-то случится, Пантелей отправит условленный текст телеграммой.

А в то время вокруг родного города Дубоссары были стянуты силы ОПОНа, волонтеров, народнофронтовцев Молдовы и многочисленная толпа свезенных с правого берега крикунов.

Хорошо помню, как 24 сентября Александр Богданов и Александр Паскаль, находившиеся тогда в рядах сотрудников органов внутренних дел Молдовы, в обеденный перерыв подъехали ко мне домой под предлогом ремонта двигателя машины и сообщили, что в полиции готовятся арестовать Финагина и Порожана и сразу же захватить горсовет. Об этом они узнали случайно: услышали, проходя мимо кабинета одного из начальства полиции. И еще сообщили, что за кое-кем из наших, в том числе и за мной следят спецслужбы Молдовы.

Нужно было предпринимать какие-то меры, и мы, уже зная некоторых «вражеских разведчиков» в лицо, вбросили дезинформацию, что якобы у нас есть в большом количестве снаряды «алазань» к нашим «Катюшам», находящимся на крыше здания магазина «Детский мир» и направленных в сторону полиции. Для убедительности несколько крепких ребят под руководством Севрюк Анатолия Григорьевича провели какое-то время в подвале здания «Детского мира» и вышли оттуда, вытирая пот и ворча: «Сколько же можно таскать эти тяжелые ящики, то вверх, то вниз и уже не в первый раз». Прошло немного времени, и над городом показался легкий вертолет, прилетевший с правого берега. Покружив над нашей «Катюшей», которую ребята немного прикрыли, вертолет сделал круг над полицией и улетел. Долгое, гнетущее ожидание, и вдруг пошел слух, что народнофронтовцы, собравшиеся у полиции, понемногу расходятся, и разъезжаются машины и автобусы, на которых приехали непрошенные гости. Душа ликовала: «Удалось!».

ОПОНовцы сняли заслоны, дали возможность народному депутату СССР и РСФСР Н.И. Травкину проехать в город. Прибывает также главный переговорщик от Молдовы Валериу Муравски. В результате переговоров мы сдаем наши «снаряды», «пулеметы» и «Катюшу». Над площадью раздаются возгласы: «Победа!». С того дня наша площадь получила название «Площадь Победы».

Но на самом деле до победы было еще очень далеко. Каждый день в республике происходили неприятные события, а потом началось кровопролитие.

Как нам рассказывали Александр Богданов, Александр Паскаль, Василий Кадриченко, переход ряда сотрудников внутренних дел Молдовы под юрисдикцию ПМР еще больше озлобил оставшихся там полицаев, и они начали мстить, убивая ни в чем не повинных людей, пытаясь запугать дубоссарцев. После событий 2 ноября 1990 года, последовавшего за этим противостояния у полиции и горсовета, 13 декабря 1991 года Молдова в третий раз нападает на Дубоссары. Полицейские Молдовы, переодевшись в камуфляж и тем самым введя в заблуждение необстрелянных гвардейцев из Рыбницы, стоявших на посту при въезде на мост через Днестр, открыли огонь на поражение. Погибли трое рыбничан. Мы отвозили этих ребят в Рыбницу.

Перед этими трагическими событиями Пантелей Сазонов нас предупреждал, что 17 декабря в Тирасполе состоится организационный Круг по возрождению казачества в Приднестровье, и мы собирались ехать в столицу. Но вернувшись из Рыбницы, узнали, что найден исчезнувший в то злополучное утро 13 декабря 1991 года начальник производственного отдела СТО Баландов Николай Дмитриевич, чуваш по национальности. Его тело нашли в песчаном карьере. Баландов Н.Д. И похороны должны были состояться 17 декабря. Вместе с Пантелеем Сазоновым стали решать, как быть, как бросить в этот трудный момент семью товарища. Совместно с председателем Совета старейшин А.Л. Лобода принимаем решение: едут Пантелей Семенович Сазонов и Виктор Михайлович Гончаров.

Вернувшись из Тирасполя, Пантелей как всегда был немногословен, очень коротко рассказал о Круге, о том, что было принято решение о возрождении Черноморского казачьего войска и о вхождении в войско Дубоссарского Союза Днестровских казаков.

А потом атамана не стало.

Его гибель - это заранее спланированная акция. Еще после возвращения из Гагаузии Пантелей говорил мне о том, что чувствует за собой постоянную слежку. И не только чувствовал эту слежку, но и видел тех людей, которые за ним ходили. С декабря 1991 года он ночевал не у себя дома, а в стареньком отцовском доме на Малом Фонтане. Мы подстраховывали его, дежурили. Недруги поняли, что так просто его не взять и придумали ловушку, в которую, к сожалению, и попал наш доверчивый и отзывчивый атаман. 

Стало известно, что в районе плотины Дубоссарской ГЭС у детского сада начали появляться какие-то люди, это подтвердили и гвардейцы. А утром 2 апреля 1992 года к Пантелею Семеновичу подошла женщина, она плача рассказала, что из детского садика кто-то уносит продукты, предназначенные детям. Наскоро собравшись, Пантелей Сазонов взял с собою свободных бойцов и отправился к детскому садику. Тут и произошла трагедия, потрясшая нас всех: и казаков, и гвардейцев. Из окон садика с трех сторон был открыт шквальный огонь, под которым были тяжело ранены два бойца и убит Пантелей Семенович Сазонов.

Много добрых слов говорят об этом человеке его соратники, люди, которые близко его знали. Одна из улиц города Дубоссары названа именем Сазонова, в 1993 году станица Центральная была переименована в Сазоновскую, с того же года проводятся соревнования по борьбе памяти Сазонова.

Таков был Пантелей Сазонов. Память о нем навсегда останется в сердцах дубоссарцев и казаков-черноморцев! Вечная слава герою!

Товарищ атамана, есаул Александр Иванович Калинкин.

Вы можете листать страницы, используя стрелки ← и → на клавиатуре.