Пресс-конференция Президента ПМР Вадима Красносельского в преддверии 31-й годовщины образования ПМР

1 сентября 2021 г. в 10:10

Вадим Красносельский, Президент ПМР: Добрый день, уважаемые журналисты, уважаемые представители средств массовой информации, Александр Владимирович, Александр Викторович, Галина Михайловна, уважаемые руководители органов государственной и судебной власти, присутствующие. У нас традиционный диалог, ответы на вопросы. Конечно же, любая годовщина образования нашего государства – это хороший повод подвести некоторые итоги республиканского года. Я готов ответить на вопросы. Их много. Я просматривал внимательно вопросы и из социальных сетей, которые люди задают. Готов на них ответить и на все вопросы, которые вы сегодня в этом зале мне адресуете. Приступаем к работе. Пожалуйста, вам слово.

Александр Лагутин, Первый приднестровский телеканал:

Хочется начать с внешней политики. Несколько дней назад состоялась встреча Спецпредставителя Президента России Дмитрия Козака с руководством Молдовы. По итогам этой встречи Дмитрий Козак отметил, что вопрос урегулирования приднестровского конфликта – это вопрос, о котором должны договариваться Приднестровье и Молдова. Как Вы можете это прокомментировать, какая официальная позиция Тирасполя по этому вопросу? На этой же встрече Дмитрию Козаку руководство Молдовы пообещала не вводить блокадные действия в отношении Приднестровья, в том числе речь шла о 1 сентября, когда наши машины с приднестровскими номерами могут не пускать на территорию Украины. Какая ситуация по данной проблематике сейчас?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Начну не с визита Дмитрия Николаевича Козака в Кишинев, хоть, конечно, и очень важная встреча состоялась. Начну с другого. Во-первых, прошли очень сложные электоральные процессы в соседнем государстве – начиная с ноября прошлого года, заканчивая уже этим годом. Был избран президент, был избран новый парламент, было сформировано правительство без коалиций. Это важно отметить. Я не раз говорил о том, что я всегда поддерживаю выбор народа, в том числе выбор молдавского народа. И буду им руководствоваться, определяя, с кем вести дальнейший диалог. Я считаю, что в Молдове произошло знаковое событие. Чем оно обусловлено? Обусловлено тем, что если раньше только элита выбирала прозападный вектор развития, народное мнение делилось в каком-то проценте, но не было ни там ни там критической массы, то эти выбора и президента и парламента показали, что теперь выбор элит поддержан народом Молдовы. То есть, движение на Запад стало ощутимей. Это выбор народа, и его следует уважать. Это факт.

Приднестровью надо вести диалог с теми политиками, кто будет представлять Молдову в переговорном процессе, – с первыми лицами и с иными, кто будет делегирован в наше переговорное пространство. Мне много было задано вопросов и здесь и в Москве: «Как Вы думаете, как будет вести себя эта сила, которая пришла к власти, правые? Что они будут делать?». Я скажу, как я это вижу. Начну с того, что действующему молдавскому президенту, премьер-министру, всей команде досталось весьма непростое наследство. Напомню, что все те ограничения, которые были введены против Приднестровья: это и банковские ограничения, которые были введены с июня 2019 года, это ограничения действий карточек MasterCard и Visa с января 2020 года, это закрытие счетов приднестровских предприятий, это абсолютная стагнация переговорного процесса рабочих групп, это срыв подписания итогового документа формата «5+2» осенью и зимой 2019 года – все это было сгенерировано социалистами и силами, которые были близки к ним. Это и есть наследство сегодняшнего дня –просто стагнация переговорного процесса, без выполнения Молдовой своих обязательств, подписанных ими, даже последних, подписанных в 2017 и 2018 годах. Так вот, у правящих политиков сегодня есть три варианта. Первый – оставить все как есть, и находиться в этом переговорном болоте. Это первый выбор. Второй выбор – усугубить ситуацию, сделать еще хуже, вести весь переговорный процесс к эскалации и в конечном итоге к эскалации конфликта. Ну и третий вариант – это действовать прагматично и решать проблемы людей, что с левого, что с правого берега. А это наша повестка переговорного процесса, к которой надо вернуться, начиная с Берлин+, и отрабатывать каждый пункт. При этом, конечно же, необходимы встречи, как «1+1», так и формата «5+2», рабочих групп. То есть, фактически надо перезагрузить весь переговорный процесс. Выбор за молдавской стороной. Всё, что необходимо, мы направили. Мы выразили желание продолжить диалог, искать компромиссы по всем вопросам.

И вот визит Дмитрия Николаевича Козака в Кишинев. Многие задавали вопрос, почему Дмитрий Николаевич не приехал в Тирасполь. Поясняю. У Дмитрия Николаевича был очень плотный график. При этом я, будучи в Москве, все вопросы с Дмитрием Николаевичем обсудил. То есть, у меня как раз с ним состоялась встреча, и такая же встреча должна была состояться у Дмитрия Николаевича с президентом Молдовы, госпожой Санду. Ему надо было провести встречи раздельно. Со мной встреча была проведена. Встреча с госпожой Санду и иными политиками в Молдове состоялась. Что позитивного в этом встрече я увидел? Я увидел позитивный настрой и желание не ломать копья, а договариваться. Это радует. Почему? Потому что это дает хороший импульс и хорошие перспективы в наших отношениях – Приднестровья и Молдовы. Дмитрий Николаевич высказался, что именно Приднестровье и Молдова должны договариваться, а Россия поддержит. Это хорошая позиция очень грамотного политика. В принципе, мы тоже к этому готовы. И вот вопрос номер один встал. Первое сентября – ограничение движения наших транспортных средств с приднестровскими номерными знаками через приднестровско-украинский участок границы. Опять же, напомню, что данную дату придумали именно люди, близкие социалистам, господин Чокой и его советник всем известный. Украина, конечно, поддержала. Но Украина, с ее слов, всегда ориентировалась на мнение молдавской стороны. Это и правильно где-то. Я хочу еще раз всех вернуть к истории вопроса номерного знака, откуда он появился как таковой. Данный номерной знак, именно нейтральность номерного знака была инициирована миссией EUBAM еще в 2015 году. В 2016 году она вошла в протокол Берлин+ и после этого именно ОБСЕ, европейские политики, Украина стали нас постоянно подбадривать и говорить о том, что, уважаемые приднестровцы, ищите компромисс с Молдовой, решайте проблему нейтрального номерного знака. Именно украинский посол приезжал ко мне в конце 2017 - начале 2018 года и прямо говорил: «Вадим Николаевич, хочу поставить Вас в известность, что если с мая 2018 года не найдете, не подпишите соответствующее протокольное решение по нейтральному номерному знаку, с мая 2018 года Украина перестанет пропускать транспортные средства с приднестровскими номерными знаками через свою государственную границу». Я, конечно, пытался спорить, пытался доказать, что от этого пострадают в том числе граждане Украины, проживающие здесь. Почему? Потому что они первые, кто попадают под ограничения вместе с гражданами Российской Федерации. Но это никого не интересовало, честно говоря. И в таких условиях для меня тогда не стоял вопрос посещения приднестровцами дальнего зарубежья. Для меня остро стоял вопрос о посещении приднестровцами Украины, Российской Федерации. Это наши направления, скажем так. Конечно, кто-то едет в Европу, отдыхать и так далее, это тоже хорошо. Но для меня злобой дня были Украина, Россия, Беларусь и так далее, то есть, привычные регионы для бизнеса и отдыха наших граждан, не говоря о родственных связях. И вот мы вошли в переговорный процесс. Диалог был очень сложный с молдавскими представителями. Молдавские представители настаивали на том, что механизм должен распространяться только исключительно на граждан Молдовы либо на тех, кто имеет вид на жительство Молдовы. У нас была противоположная позиция. Мы настаивали на том, что данный механизм должен распространяться на всех граждан Приднестровья, независимо от иного гражданства. В результате сложных переговоров мы пришли к консенсусу, к пониманию, и данный протокол был подписан, механизм стал распространяться на всех граждан Приднестровья, независимо от иного гражданства. При этом данный протокол предполагал несколько частей его реализации. Первая часть – в отношении физических лиц, вторая и третья части в отношении грузоперевозок и пассажироперевозок. Этот протокол абсолютно не оговаривал водительское удостоверение, оно всех устраивало.

К сожалению, с июня 2019 года молдавская сторона перестала исполнять данные договоренности, хотя ПРТС – пункты регистрации транспортных средств – были запущены, были в рабочем состоянии в Тирасполе и Рыбнице. Тем не менее, молдавская сторона резко сократила работу рабочих групп со своей стороны, перестала рассматривать дополнительные протоколы по грузоперевозкам и пассажироперевозкам. Напомню, что в 2019 году, на тот период времени со стороны МИД Приднестровья в адрес молдавской стороны был направлен проект протокола на подпись в части грузоперевозок и пассажироперевозок. Естественно, молдавская сторона не собиралась рассматривать данный документ. Хотя, в принципе, физические лица по желанию получали номерной знак нейтрального образца в Тирасполе и Рыбнице. А дальше случилась пандемия, которая усугубила весь политический процесс и остановила работу по объективным причинам. Это был жесткий карантин, он водился всеми – и нами, и Молдовой, и иными государствами. В результате четыре месяца ПРТС не работал. В сентябре месяце 2020 года во время пандемии правительство Молдовы, как бы случайно, забыло продлить действие данного механизма. Они продлевают каждый год в сентябре. Они забыли продлить, понимаете? Странная такая забывчивость. И еще два месяца не работали пункты по выдаче нейтрального номерного знака. Таким образом, в прошлом году ПРТС не работал. Это факт. Тем не менее, те люди, которые забыли продлить работу данных пунктов по нейтральному номерному знаку в марте прошлого года, 13 марта 2020 года – через неделю – направили соответствующую ноту в Украину, чтобы запретить движение транспортных средств с приднестровским номерным знаком с 15 января этого года. Это опять же наследство, доставшееся госпоже Санду, которое я вам обозначил. Конечно, мы вмешались в эти все процедуры, тогда было сложно, тогда власть менялась, это был ноябрь-декабрь-январь. Тем не менее, благодаря уже вновь избранному президенту, данная дата была отменена – 15 января. Это факт. А потом премьер-министр господин Чокой договорился о новом ограничении с 1 сентября, это тоже факт. А факты, как известно, упрямая вещь. Естественно, исходя из складывающейся ситуации, мы предлагали выход. Убрать дату 1 сентября, сместить ее как раз на тот период времени, который выпал в 2020году, на полгода, и за эти полгода до конца проработать эти протоколы по выдаче нейтрального номерного знака, подписать новые протоколы, разобраться с водительским удостоверением, если надо, выработать нейтральный образец… Итогда да, если все будут обеспечены данным механизмом, включая грузоперевозки и пассажироперевозки, тогда конечно, вопросов нет. Кто желает, получил и поехал. В результате этих непростых переговоров нам удалось убедить молдавскую сторону именно в этом решении. Тем более, что данное решение подкрепил Дмитрий Николаевич Козак, который сказал о недопустимости каких-либо ограничениях с 1 сентября. За что я ему искренне, конечно, благодарен.

И вот уже молдавская сторона вступила в диалог с украинской стороной. И из открытых источников уже, наверное, всем известно, что 25 августа этого года МИДЕИ Молдовы направил соответствующую ноту в Украину, где попросил, опираясь на объективные обстоятельства этого процесса, перенести данную дату на 10 января следующего года. В принципе, нормально, четыре месяца было бы нормально для поиска компромисса и принятия решения, нас в принципе это устраивало. А тут произошли весьма странные для меня вещи. Казалось бы, молдавская сторона была уверена, что если она обращается, украинская сторона пойдет навстречу, и никаких проблем не будет. Это все-таки внутреннее дело молдавской стороны, не украинской. И относительно переговорного процесса напомню, что Украина является посредником формата «5+2», и как раз по своему функционалу она должна поддерживать наши договоренности. Украина, как и все остальные, должна была поддержать и принять абсолютно разумное решение о переносе даты и поставить на этом точку. И сказать, что мы как посредники, гаранты, идем навстречу и принимаем решение. Украина категорически отказалась принимать данное решение. Это выбор Украины. Знаете, вам, журналистам, политологам, экспертам, наверное, тоже надо проанализировать, почему Украина поступила именно так. У меня, честно говоря, складывается впечатление, что Украина боится того, что Приднестровье и Молдова начнут договариваться. Плохой пример, наверное, для внутренних своих проблем? Тем не менее, я объяснить это не могу, тем более, что страдают граждане Украины, проживающие здесь. Буквально вчера политический представитель, господин Кульминский созвал дипломатов, специалистов и сделал соответствующее заявление. Желание Молдовы решить данный вопрос и нежелание Украины пойти навстречу. Вот как-то так. Поэтому объективно лично я не могу предъявить претензии к молдавской стороне на сегодняшний день. То, что было вчера, это понятно, это наследство, а вот на сегодняшний день не могу. Это объективно, это честно. Вот к украинской стороне могу. Я еще, конечно, сделаю попытку разобраться. Это же не просто так: приняли решение и все. Нет. Это вопрос переговорного формата «5+2», где есть иные гаранты, посредники, наблюдатели и так далее. Тем, более что все они, и представители ОБСЕ, и Европейский союз, и Российская Федерации, поддержали перенос даты. Украина пошла вразрез мнению большинства участников этого формата. Ну, конечно, это позиция. Любую позицию следует уважать, но вначале необходимо разобраться, почему именно так Украина поступила, что мы, конечно, и будем делать.

Я уже дал указания Министерству иностранных дел подготовить соответствующее обращение и к Украине и ко всем участником формата «5+2». Тем более что у нас намечается встреча формата «5+2», где будут обсуждаться все вопросы, включая и этот. Тем не менее, катастрофы не произошло. Объясню почему. Хочу успокоить и граждан Приднестровья. Во-первых, ПРТС работают для физических лиц, и любой гражданин может получить нейтральный номерной знак по своему желанию. На сегодняшний день остро стоят следующие вопросы: это грузоперевозки, пассажироперевозки и поиск компромиссов по нашему водительскому удостоверению. Поэтому я уже через Министерство иностранных дел обратился к молдавской стороне, это было сделано буквально пятнадцать минут назад – потому что все это практически в режиме онлайн происходит – с просьбой в срочном порядке возобновить деятельность рабочих групп, выработать решение и подписать протокол по нейтральному номерному знаку в отношении грузоперевозок и пассажироперевозок, а также, естественно, найти решение по нашему водительскому удостоверению. Либо согласиться со старым, либо давайте искать компромисс нейтральным. Мы к этому тоже готовы, тем более, у нас это тоже все отработано еще в 2019 году. Поэтому, если госпожа Санду, ее соратники и сторонники будут последовательны, естественно, они, видя деструктивную позицию Украины, должны сесть с нами за стол переговоров и найти компромисс по данным очень важным вопросам. Напомню, что решение данных вопросов стабилизирует положение простых граждан, людей, которые занимаются бизнесом, всех, кто проживает на территории нашего государства и не только в нем. Надеюсь на скорый диалог и, естественно, решение по данному вопросу. Убежден, что, конечно же, Российская Федерация внимательно наблюдает за всем процессом и ждет решения.

Алла Иванченко, ИА «Новости Приднестровья»:

Вадим Николаевич, у меня к Вам вот такой вопрос. В социальных сетях некоторые авторы обвиняют нас, государственные СМИ, в том, что мы якобы чрезмерно мажорные, надуманно-позитивные, что мы не поднимаем важные серьёзные проблемы. Мне, как главному редактору, совершенно очевидно, что это не так, тем не менее, у меня к Вам просьба: обозначьте, пожалуйста, наиболее глобальные на сегодня государственные проблемы.

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Глобальных, наверное, немало. Это и, наверное, переговорный процесс, и те номерные знаки, которых я уже коснулся – это одна из глобальных проблем. Это, конечно же, вопросы, связанные со здравоохранением. Это тоже факт. Много и запросов, где-то нарекания со стороны граждан. Ну и, конечно, абсолютно объективно – это и низкие пенсии и зарплаты бюджетников. Может быть, не у всех, но, допустим, такие категории, как медработники, педагоги, военнослужащие, работники иных структур получают всё-таки зарплату, которая, скажем так, не совсем их удовлетворяет. Мягко скажем так. Мы эти все проблемы видим, Алла Харлампиевна. И уверяю Вас и всех остальных граждан республики: я про них открыто говорю, не скрываю ничего. Мы работаем в этом направлении и однозначно будем искать выход из существующей ситуации. Поэтому я на все эти вопросы, которые якобы замалчиваются или неудобные, уверяю вас, отвечу в процессе нашего диалога. Он в принципе только начинается – наш диалог.

Игорь Авренев, главный редактор ТСВ:

ВадимНиколаевич, буквальночерез две недели в Приднестровье пройдут выборы. Мы будем участвовать в российских выборах, и как всегда у нас будет большое количество людей, которые хотят принять участие в российских выборах, потому что каждый раз наши граждане, у которых есть российское гражданство, стоят в огромных очередях, на тех участках, которые нам позволяют открывать. И за последние годы у нас, граждан России, накопилось достаточно много вопросов. Например, это замена просроченных российских документов. Дети рождаются, детям нужно поступать за границу, кому-то нужно ехать на работу, кто-то возвращается, родители, пенсии… Очень много вопросов. У многих сейчас есть такой вопрос: проблемы накопились, и зачем приднестровским россиянам участвовать в предстоящих российских выборах? Это вроде бы не наша страна, но мы всегда очень активно учувствуем в российских выборах. Почему именно сейчас нам нужно участвовать?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Я, конечно, встречался с коллегами-депутатами Госдумы РФ, с кандидатами в депутаты. Уверяю вас, все вопросы, которые им адресовал народ на встречах, я им сам и задал. Это вопросы материнского капитала, использование материнского капитала здесь на территории Приднестровья, это вопросы медицинского страхования для граждан Российской Федерации, это вопросы полноценной работы и полного функционала консульского пункта, естественно, замена документов, загранпаспортов и многие другие более мелкие вопросы, которые, по сути дела, граждане задают. Я попросил депутатов Госдумы активнее работать в этом направлении. Объясню почему. Потому что вопросы получения гражданства, материнского капитала, медстрахования – это вопросы законотворчества. То есть, надо менять норму закона российского, применение его на территории Приднестровья. И это как раз законодательный вопрос. Это как раз их работа. Они могут воздействовать и на МИД Российской Федерации с целью всё-таки кадрового укомплектования консульского пункта, и полного функционала данного пункта на территории Тирасполя, обеспечение этого функционала. Естественно, депутаты послушали вопросы, и от граждан в том числе. Да этот процесс весьма нелёгкий. Есть определенные объективные и субъективные обстоятельства. Многие политики говорят о том, что нельзя, допустим, придумать закон отдельно для Приднестровья. Он будет распространяться на всех граждан Российской Федерации, проживающих за территорией России. Хотя я считаю, что это не совсем объективное объяснение принимаемых решений. Всё-таки можно найти компромиссы исключительно для Приднестровья. Поэтому тем депутатам, кто будет избран именно от Приднестровья, я в этом не сомневаюсь, им необходимо плотнее включиться в работу и всё-таки найти решения по вышеуказанным вопросам. Но это работа. Ещё раз говорю, это процесс, за пять минут и даже за год эти вопросы не могут быть решены. Это первое. Второе: несмотря даже на нерешённые вопросы, я сторонник активности именно наших граждан на выборах в Госдуму РФ. Объясню почему. Во-первых, на нашей территории открывается 27 избирательных участков. У нас люди, как правило, активные. Этому тоже есть своё объяснение. Мы находимся вдалеке от своей исторической родины, вдалеке от Российской Федерации, но наши граждане хотят быть соучастными, скажем так, российским электоральным процессам и выбору власти как таковой – и Президента, и Государственной Думы Российской Федерации. И это своё соучастие они реализуют через активность на выборах. Я не сомневаюсь, что и на этих выборах будет также – на этих сложных выборах, которые пройдут и в Российской Федерации, и за пределами Российской Федерации, где будут голосовать граждане России, когда будет сделан выбор будущего Российской Федерации. Это знаковый, я вижу какой-то переломный момент в судьбе России. И от этого многое зависит. Зависит и стабильность российской власти, и потом будет зависеть принятие решений по тем вопросам, которые волнуют граждан Приднестровья, имеющих российское гражданство, и многих соотечественников. Поэтому, исходя из нашего выбора, в принципе предполагаем и решение наших же вопросов. Поэтому я  призываю всех граждан Приднестровья, имеющих российский паспорт, прийти на участки для голосования и отдать свой голос. Я не буду агитировать за конкретные партии, я говорю в целом за выборы. А выбор за вами.

Александр Карасёв, газета «Приднестровье»:

Вадим Николаевич, пандемия снижается. Это мнение многих, это факт, но снижение происходит не само по себе. Проделана большая работа. И делается. И народ знает, что Вы во главе этой работы. Будущий год вами объявлен Годом здравоохранения. В этой связи хочется поинтересоваться, какие наиболее важные моменты Вы видите, чтобы поднять отрасль здравоохранения.

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Вопрос очень объёмный на самом деле. И за минуту на него ответить нельзя. Можно ответить, чтобы перейти к следующему вопросу, но мне хочется всё-таки довести до вас, до граждан нашей республики, что делается и что планируется сделать в системе здравоохранения. Наверное, начну всё-таки с коронавируса. Я не со всем согласен, что у нас снижается уровень заболеваемости. В настоящее время как раз мы наблюдаем такой небольшой стабильный рост. Из недели в неделю у нас рост порядка пяти-семи человек в плюсе. Напомню, что у нас было три волны коронавируса. Последняя волна – это март-апрель текущего года. Потом пошёл спад. Но вот где-то с июля мы наблюдаем постепенный рост. 5-7 человек в среднем в сутки, это, извините, тревожный показатель. Хотя мы, конечно, готовы. Мы уже накопили опыт соответствующий, накопили резервы – и финансовые, и фактические, и физические, и готовы встретить пандемию в случае наступления следующей волны. Пока у нас открыто два госпиталя для коронавирусных больных. Сейчас, буквально на днях, открывается ещё 50 коек уже в Бендерах, то есть, можно говорить уже о третьем госпитале. Я читаю информацию, знакомлюсь с аналитикой, посвящаю этому время, чтобы самому владеть сведениями, скажем так, разработками, мнениями грамотных людей. Но никто не может ответить вообще на вопрос: какова природа, по какой законам вообще живёт коронавирус. Обратите внимание: у нас вторая волна была до первого января, а потом после первого января как отрезало, пошёл спад, хотя непонятно почему. Не было вакцинации, люди болели, передавали болезни. А вот именно с первого января пошёл спад. И никто на этот вопрос не ответил до сих пор. Спад был до марта, а потом пошёл резкий рост, причем, нового штамма, с большим поражением лёгочной ткани, большими последствиями, много было тяжёлых, потребность кислорода и так далее. К этому мы ещё вернёмся. Март-апрель были очень тяжёлыми. В середине апреля мы буквально были на таком пике, что были вынуждены открыть десять госпиталей для коронавирусных больных. Десять! Даже пришлось перевести бендерскую детскую больницу под коронавирусный госпиталь и принять там порядка трёхсот человек. А потом опять пошёл спад в мае месяце. И вот кто мне сейчас скажет, почему спад в мае, я тому пожму руку. Потому что, в принципе, никто не знает, почему в мае пошёл спад. Май, июнь, где-то до середины июля спад, а потом с июля опять рост. Такое впечатление, что такая синусоида, с таким интервалом два-три месяца у нас существует. Кстати говоря, если вы внимательно понаблюдаете, это же состояние и в России, и в Молдове, и в Украине, и в любом европейском государстве. Почему так? Природа такая коронавируса. Необъяснимая природа. Мы вынуждены это всё изучать и исходя из наработанного опыта принимать определённые решения. А какой опыт? Конечно же, это моментальная мобилизация, открытие госпиталей. У нас это всё отработано. Мы готовы открыть до десятка госпиталей в республике практически за неделю. Как опять же показывает практика, за неделю десять открывать не надо, делается все постепенно, за определённый период времени, исходя из количества заболевших. Второй момент – это резерв медикаментов, специальных медикаментов, которые прямо воздействует на воспаление лёгочной ткани, и средств индивидуальной защиты. Кстати говоря, сейчас уже многие склоняются к мнению, что коронавирусная инфекция – это не только болезнь лёгких. Болезнь лёгких – это, как оказывается, уже не самое большое зло при коронавирусе. Страшна болезнь сосудов. И все кто переболели коронавирусной инфекцией, это почувствовали, в том числе, кстати говоря, и я. Я этого не скрываю. Я почувствовал, что такое болезнь сосудов, понимаете. И, естественно, нужна специальная терапия, чтобы восстановиться в этой части. А сосуды, извините, это такое дело… Это восстановление месяц, два, три и так далее. Это процесс. Вот это коронавирус. Это очень сложное и опасное заболевание. Вспомните, в прошлом году, как раз на такой пресс-конференции я сказал, что коронавирусная инфекция сродни испанки столетней давности. И было бы без лечения столько же потерь в мире. Просто сейчас уровень здравоохранения совсем другой, и мы способны людей лечить: и от воспаления лёгких и от сосудистых заболеваний. Раньше такого не было, а болезнь очень похожая. Очень похожая. И по своему характеру возникновения непонятно откуда, и по характеру протекания, и по характеру воздействия. Поэтому и повторял: «Будьте аккуратны! Поберегите себя. Не пренебрегайте мерами безопасности.  Не контактируйте». Многие тогда меня критиковали. Да, что вот, может быть зря эти ограничения, которые были введены. Может быть всё это пройдёт. Вроде ерунда. Оказалось, не ерунда. К сожалению, я оказался прав в своей оценке. Можно ожидать и четвёртую волну. И к ней надо готовиться. Поэтому, конечно, важен и резерв. В том числе и кислорода. Обратите внимание, что происходит в Российской Федерации. Какая проблема стала кислорода в Российской Федерации, Россия вынуждена импортировать кислород из Казахстана. Кислородные концентраторы не справляются с поставленными задачами для тяжёлых больных. Они малоэффективны, а справляется только баллонный кислород. В пик заболеваемости Приднестровье потребляло тысячу триста баллонов кислорода в сутки. Одна РКБ потребляла четыреста-пятьсот баллонов кислорода в сутки. Это огромное количество. Во-первых, их столько нет (самих баллонов), то есть, их надо было два, три, четыре раза в сутки заправить и вернуть на койко-место больного человека. Этим мы занимались, занималось наше Министерство обороны, и до сих пор наряд военнослужащих выставляется в Слободзейском госпитале. Их задача – принять эти баллоны и перенести их. А потом опять разгрузить, заправить и опять занести. Это сложная работа, это целый процесс. Но проблема была в том, что у нас тоже резервы заканчивались (тогда в апреле месяце). Это я отлично помню. И мы уже выбирали весь кислород, к примеру, с ММЗ (Молдавского металлургического завода), фактически могли остановить даже производство стали на данном предприятии. И сделали бы это, потому что мы бы спасали людей. Слава Богу, мы вышли из положения. В мае пошел спад, и наших резервов хватило. В Приднестровье способны вырабатывать 5 тонн кислорода в сутки, но этого в пандемию, в пик недостаточно. Мы на сегодняшний день пополнили запасы кислорода на ММЗ – порядка ста пятидесяти тонн, и готовы встретить любую пандемию. Все мобилизованы, Оперштаб проводится пока раз в неделю понедельник, я его лично провожу и мы, слушая медперсонал, главных врачей, принимаем определенные управленческие решения. Вообще, борьбу с пандемией, уже говорил, повторюсь, надо разделить на две большие составляющие. Первое – это управленческие решения, которые принимает Президент, Оперштаб, Правительство, Верховный Совет, министерство здравоохранения, иные должностные лица. И вторая часть – это конкретно работа с больным человеком, работа медперсонала. Первую и вторую часть невозможно разделить, иначе будет коллапс. У нас всё гармонично. И мы боремся. И по уровню борьбы с пандемией мы справляемся не хуже, уверяю вас, чем наши соседи, а может даже в некоторых позициях и лучше. Так будем действовать и дальше. Пандемия показала высокую степень мобилизации и готовность к мобилизации системы здравоохранения. Здесь трудно выделить одного человека, который победил. Нет, все либо победили, либо проиграли. Но, тем не менее, министерство здравоохранения показало готовность к мобилизации, готовность исполнять свои обязанности в сложнейших условиях коронавирусной инфекции.

Теперь что касается здравоохранения. Я читал вопросы в соцсетях. К примеру, гражданин пишет, что не во всех каретах скорой помощи, которые выезжают к больным, которые страдают сердечнососудистыми заболеваниями, присутствует кардиолог. Выезжает либо врач, либо фельдшер. Или, например, жители города Бендеры, молодые мамочки обращаются ко мне с той позиции, что в детской больнице отсутствуют некоторые специалисты, не только педиатры, а детские линейные специалисты. Это тоже проблема. Также есть вопросы, связанные с лечением за рубежом и т.д.

Я начну с комплексного анализа и комплексных решений в системе здравоохранения. Я выделяю три важных стратегических направления:  первое направление – это улучшение инфраструктурно-технической базы здравоохранения в целом в нашей республике, второе направление – подготовка кадров для системы здравоохранения, в чём оно остро нуждается, третье направление – улучшение материального обеспечения, включая зарплаты медработников. Могу добавить ещё четвертое направление. Оно очень важное. Это реализация государственных целевых программ. На них я остановлюсь дальше. Что касается улучшения материальной и технической базы. За четыре года реализации программы Фонда капитальных вложений в нашей республике отремонтировано либо построено вновь 42 объекта здравоохранения. Начиная от ФАП в сельской местности и СВА и заканчивая поликлиникой и больницей городской или районной. И работа, конечно, будет продолжена, на то год и объявлен Годом здравоохранения. Мы предполагаем в 2022 году реализацию программы Фонда капитальных вложений с упором на строительство объектов именно в системе здравоохранения. Второе направление – это закупка медицинской техники. Тут мы, конечно, опираемся на мнение главных врачей, линейных специалистов, исходя из их запросов, приобретаем соответствующее медоборудование. Денежные средства на это направление выделяются не малые.

Второе направление – это кадры. Как известно, кадры решают всё не только в системе здравоохранения, и я хочу коснуться данной проблемы. Я совершенно согласен, что кадров не хватает, и абсолютно объективны претензии со стороны жителей, в частности, города Бендеры, да и не только города Бендеры, на отсутствие детского аллерголога, в нужном количестве педиатров и т.д. Почему так получилось? Есть недоработка, которая выявлена и исправляется, но чтобы выйти на новый уровень, требуется время. С 2019 года все поступающие на бюджетной основе на медицинский факультет подписывают трёхсторонний договор, стороны которого – это сам студент, это Приднестровский госуниверситет (медицинский факультет) и, конечно же, Правительство (Минздрав). В чем суть данного договора? Министерство здравоохранения гарантирует рабочее место тому, кто учился на бюджете. Приднестровский госуниверситет обязуется обучить данного студента и дать ему соответствующие знания. А студент обязуется по выпуску отработать в системе здравоохранения определённое количество лет – от 3 до 5 в зависимости от городской или сельской местности. Вот это и есть механизм укомплектования кадрами системы здравоохранения. Раньше такого не было. Раньше по выпуску студент выбирал себе свой путь и шёл куда хотел. На мой взгляд, это не допустимо. Он мог сразу уволиться и уехать за пределы нашего государства. И это недопустимо. Договор абсолютно публичный, открытый и честный. Те молодые люди, которые поступают, они подписывают, абсолютно четко понимая, что они должны будут отработать в нашей системе здравоохранения. Они с этим согласны. Их никто не обманывает. Правительство и министерство здравоохранения гарантируют рабочее место, ПГУ учит, потом студент работает. Вот и всё. Правильная форма работы с кадрами. Но напоминаю, что эта работа началась только в 2019 году. А на протяжении всего остального времени, более 25 лет, эта работа просто не проводилась. Кадровая работа не проводилась. Это упущение. Я об этом уже не однократно говорил. Упущение и тогдашних чиновников, принимающих решения, ну и, конечно же, госуниверситета. С 1 сентября этого года данный договор подписывают все студенты Приднестровского госуниверситета. А это уже кадры, к примеру, и для системы просвещения. Пожалуйста, договор и работа от 3 до 5 лет, как в сельской местности, так городской. Это выход из ситуации на сегодняшний день. Тем не менее, надо решать задачу здесь и сейчас. Я с этим тоже согласен. Это всё перспектива. Те люди, которые подписали договор, должны проучиться 6 лет, а потом уже влиться в систему здравоохранения. А что делать эти 6 лет? И на это тоже есть своё решение. Я на этом остановлюсь позже.

Вернусь к тому, что делается в системе здравоохранения. Давайте обозначу, куда, по каким направлениям государство реально тратит денежные средства на систему здравоохранения. Я уже объяснил, это конечно материально-техническая база, техническая база обучения. Следующий момент – это реализация государственных целевых программ. Я обозначу, какие программы у нас действуют и на какие суммы. Тут я воспользуюсь документом, чтобы  быть более конкретным. В настоящее время у нас существует четыре государственные целевые программы. Первая программа – это «Профилактика ВИЧ/СПИД заболеваемости», которая была принята в 2020 году и распространяет свое действие на 5 лет. Сумма 104 миллиона рублей на 5 лет. Это всё, естественно, за счёт государства, за счёт нашего бюджета. Следующая программа – «Иммунизация населения Приднестровья на 2021-2025 годы». Сумма 41,7 миллионов рублей. Соответственно, также на 5 лет. Следующая – «Профилактика туберкулёза». Период  2021-2025 годы. Сумма 97 миллионов рублей. Следующая программа – «Онкология», организация и совершенствование онкологической помощи населению. Также на период 2021-2025 год. Сумма 200 миллионов рублей. Естественно, те граждане, которые попадают под действие данных целевых программ, получают бесплатную медицинскую помощь. Это дорогая помощь. В настоящее время разрабатываются ещё две целевые программы, которые, я надеюсь, будут приняты Верховным Советом. Первое – это «Профилактика вирусных гепатитов». Мы берем обязательство лечить гепатит на территории Приднестровья за счёт нашего бюджета. И ещё одна программа, которая разрабатывается, – «Профилактика и лечение сердечнососудистых заболеваний» тоже в Приднестровье. Уверяю вас, это очень большие денежные средства. Более того, нами утверждена программа по направлению наших граждан на лечение за пределы ПМР. Кто попадает под действие данной программы? Это дети до 18 лет, больные онкологией в той степени, когда на территории Приднестровья нельзя оказать действенную помощь; больные, которые нуждаются в неотложной медицинской помощи, в той, что невозможно оказать на территории Приднестровья, к примеру, нейрохирургия. Приведу некоторые цифры. В 2019 году за счет государства было отправлено на лечение за пределы нашего государства 433 гражданина, из них 55 детей. В 2020 году – 577 граждан, из них 115 детей. Им всем оказана помощь. Очень остро стоял вопрос по сердечнососудистым заболеваниям. Именно по стентированию сердца – это когда отрывается тромб и попадает в сердечную полость. И если не оказать срочную медицинскую помощь, то это однозначно летальный исход. Естественно, чтобы оказать необходимую медицинскую помощь надо соответствующее высокоточное медоборудование, которого на территории Приднестровья нет. И дело не только в медоборудовании. Необходимо обучить врачей работе на этом оборудовании. Срок обучения – 2-3 года. Опять же, что делать эти 2-3 года? Мы пошли по другому пути. Со стороны министерства здравоохранения при поддержке правительства и лично Мартынова Александра Владимировича были заключены договорные отношения с двумя молдавскими медицинскими учреждениями, которые проводят данные операционные вмешательства. Наша задача состояла в оперативной доставке данного больного в Кишинёв, чтобы там провели соответствующее стентирование.

А теперь отвечу на вопрос из социально сети насчет того, что не во всех каретах скорой помощи есть кардиологи, а только фельдшера, врачи, редко кардиологи. И в Москве и в Европе не во всех каретах скорой помощи находятся кардиологи. Задача совсем иная. Мы должны, если вызов идет именно от человека, у которого случился сердечный приступ, оторвался тромб, его оперативно доставить в РКБ, провести соответствующую диагностику, подтвердить диагноз и оперативно доставить в город Кишинёв. На это отводится по протоколу определённое количество времени. И мы вкладываемся в этот коридор времени. Теперь приведу цифры. Данная работа была инициирована в 2019 году, практически началась со второго полугодия 2019-го года, и уже в 2019 году за пределы нашей республики было отправлено 172 пациента, которым была оказана соответствующая помощь. В 2020 году, даже во время пандемии, эта работа не прекращалась. Было направлено 322 пациента для оказания соответствующей помощи. За первое полугодие текущего года 117 пациентов было отправлено в Кишинёв, всем оказана помощь. Ни один пациент не скончался по дороге в медучреждение в Кишинёв. Ни один. И только три человека скончались на операционном столе, когда уже соответствующую процедуру проводили врачи в Кишинёве. Очень жаль, но были и иные сопутствующие заболевания. Это тоже факт.  Поэтому процент помощи очень велик. И отвечая дальше на данный вопрос, поясняю. Эффективно не оказывать помощь на дому, а доставить в срочном порядке данного человека, страдающего данным заболеванием в Кишинёв, что мы выполняем в конечном итоге. Будь то фельдшер, терапевт либо кардиолог, они выполняют одинаковую функцию – доставляют людей к специалистам для оказания соответствующей хирургической помощи, в том числе за пределами нашего государства. Такая работа обозначена и продолжается. Одна операция по стентированию сердца стоит порядка 20 тысяч лей. И мы оплачиваем их за счёт нашего бюджета. А чтобы еще более придать оперативности решению данных проблем, в настоящее время со стороны нашего правительства и министерства здравоохранения заключены  договорные отношения с молдавской медицинской организацией, выступающей инвестором. Они обязуются необходимое оборудование поставить в РКБ в Тирасполе (работа проводится в настоящее время), кадрово обеспечить и оказывать данную помощь нашим гражданам уже на территории Приднестровья. Финансовый аспект не поменяется. Мы также будем оплачивать из госбюджета данное лечение наших больных. Вот куда мы тратим деньги и почему, возможно, кому-то не дали какую-то таблетку бесплатно. Мы делаем упор на дорогостоящие, труднодоступные для граждан процедуры. И тот же коронавирус: мы закупаем все за счёт государственных средств и боремся с пандемией, обеспечивая лечение наших больных.

Что касается вопроса по детским специалистам. Есть проблемы, реальные проблемы, и, конечно, данные проблемы будут решены, когда мы будем точечно будем направлять выпускников медицинского факультета на рабочие места, но на это нужно время. Мы должны найти решение здесь и сейчас. На сегодняшний день данные специалисты есть, но они находятся в коммерческих медицинских учреждениях, таких как «Тирамед» и «Медин». Каким мы видим выход из ситуации на сегодняшний день. Мы пошли по такому пути, что если нет специалиста в госучреждении, соответствующую процедуру или осмотр проводит специалист в коммерческом учреждении, а оплачивает ее государство. Это тоже выход из ситуации. По большому счёту, гражданам всё равно, где, главное, что бесплатно, быстро и эффективно. Мы берём на себя эту нагрузку. Пока так. На сегодняшний день мы распространили данную практику на детей-инвалидов. Смогли охватить практически всех и оказать медицинскую поддержку, помощь в виде осмотра, анализов и лечения в «Тирамеде». За что мы платили. Надо продолжить и распространить данный механизм на всех детей до 18 лет. Естественно, «Тирамед» не резиновый. Надо усилить там детское направление, педиатрию и оказать помощь. Но при этом, естественно, думать о кадровом решении проблем в наших государственных медицинских учреждениях. В частности в Бендерах. Проблема известна, сложная, но, конечно же, решаемая. Нельзя сидеть, сложа руки, надо видеть проблемы, говорить о них и решать. Чем мы и занимаемся. Уверяю вас, мы последовательно идём в направлении решения всех проблем. И путём реализации всех направлений, которые мною обозначены, и реализации всех государственных целевых программ, уверяю вас, мы многого добьёмся. Люди это прочувствуют.

Также были вопросы от граждан, допустим, о переходе к страховой медицине. Как показывает практика, у нас граждане к этому не готовы. Страховая медицина – это весьма серьёзный налог с физических и юридических лиц. И к этому не готовы на сегодняшний день ни физические, ни юридические лица нашего государства. В мире существует институт страховой медицины. Где-то действует, а где-то нет. Но количество налогов взимаемых при этой практике, весьма существенно. Исходя из диалога с медицинским сообществом и с гражданами, я делаю вывод, что пока мы к этому не готовы. Когда будем готовы, тогда и перейдём.

Виктор Савченко, Первый приднестровский телеканал:

Вадим Николаевич, добрый день. Я хотел бы продолжить тему вопросов из социальных сетей. Социальные сети тоже знают, что у Вас пресс-конференция и уже активно ведут с Вами диалог. Кстати говоря, когда читал эти вопросы, подумал, недаром, что мы живем в президентской республике, в маленькой стране: создается впечатление, что даже если лампочку кто-то выкрутил в подъезде, то отвечает за это тоже президент. Итак, зачитаю некоторые вопросы. «До каких пор мы будем оплачивать за тепло в неотапливаемый период? При наличии теплосчетчика мы укладываемся в сумму, которую нам насчитывают в отапливаемый период, все остальные месяцы деньги в фонд кармана теплосетей…»

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Я отвечу на данный вопрос. У нас такой подход к плате за теплоэнергию. В основном, конечно, сумма формируется в зимний и осенний периоды, но суммы выходят большие, поэтому мы распределяем данную сумму на все месяцы года. По большому счету можно платить только 5 отапливаемых месяцев в году, но это будет очень накладно, выйдет большая сумма, можно, по сути, умножить месячный платеж на два. Поэтому распределяем на весь год. Это ответ на вопрос. Я думаю, это абсолютно разумное решение.

Виктор Савченко, Первый приднестровский телеканал: Вопрос от учителя из Бендер: «Почему во время пандемии, карантина учителя обязаны обходить адреса по микроучастку с целью уточнения детей школьного и дошкольного возраста, почему учителя должны рисковать своим здоровьем, и вообще непонятно, почему приказом эта деятельность возложена именно на школы и учителей? Есть же в городе отдел статистики, районные поликлиники, участковые, паспортные отделы. Есть много способов уточнять количество детей, проживающих в определенном районе. Почему учителя 2 раза в год должны обходить адреса, считать и сдавать в УНО готовую статистику?»

Вадим Красносельский, Президент ПМР: Наверное, это решение УНО Бендер, может быть, и остальные Управления народного образования поступают таким же образом. Не буду оспаривать их решение, но хочу высказать свое мнение. Если тот или иной учитель считает, что обходя квартиры своих учеников, рискует жизнью, то ровно также, наверное, этот педагог рискует жизнью, когда идет и учит детей в классе, или, допустим, идет и покупает продукты в магазине, либо общается в социуме, либо приглашает своих знакомых… Это пандемия. Ну, хорошо, наденьте маску, не заходите в квартиру, поговорите на пороге. Вообще, я вспоминаю советское время: педагоги два раза в год посещали своих учеников и смотрели, как они живут, общались с родителями и так далее. Это нормальная форма контакта педагога и ученика. Можно, конечно, заставить и милиционеров это сделать, но я считаю, что это не нужно совершенно, и каких-то статистов привлекать тоже не нужно. Поэтому непонятна претензия. А кто во время пандемии не рискует жизнью, здоровьем? Кто не рискует? Те, кто связаны с работой в социуме, все имеют контакт определенный и все рискуют. Заметьте, как раз учителя требуют прекратить удаленку и в очном режиме работать с учеником. Я думаю, что вопрос был задан на эмоциях, не подумавши. Считаю, что контакт между педагогом и своим учеником должен быть.

Виктор Савченко, «Первый Приднестровский»:

Следующий вопрос из соцсети: «Когда уже прекратиться бесконтрольный вывоз зерновых культур из Приднестровья за рубеж? Урожай в этом году хороший, но цены вряд ли у нас упадут на хлебобулочные изделия и подсолнечное масло. Зарплата последние несколько лет топчется на месте, а цены на данные виды продукции постоянно растут. Зато почти всё вывозится за бугор…»

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Я думаю, еще по теме сельского хозяйства вопросы будут. С удовольствием на них отвечу. Касаемо вывоза зерна. У нас не происходит бесконтрольного вывоза зерна. Может быть, это какие-то единичные случаи, но это контрабандисты. Мы их ловим, привлекаем к предусмотренной законом ответственности. В основном весь экспорт зерна, который идёт с территории Приднестровья, он абсолютно подконтрольный. Это – во-первых. А во-вторых, за всё платятся налоги юридическими лицами. На самом деле на территории Приднестровья выращивается большое количество зерновых. Необходимое количество зерна, из которого мы выпекаем хлебобулочные изделия, мы оставляем в Приднестровье, причём, резерв формируется на два года. Остальное зерно, пожалуйста, можно продать и за пределы Приднестровья. Что касается ценовой составляющей. У нас цена на хлебобулочные изделия ниже, чем в соседних государствах – в Молдове и на Украине – на 10%, 15%, 20%, 50%. Но мы не можем сделать хлеб очень дешёвым. Если мы снизим цену в два, в три раза, извините, у нас хлеба не останется, у нас открытые границы, хлеб будут просто скупать и вывозить. Или что, вводить талоны на хлеб что ли? У нас хлеб качественный. Кстати говоря, урожай хороший, но к качеству зерна есть вопросы. Но самое лучшее зерно, зерно первой категории мы как раз оставляем в Приднестровье, из него печём очень качественный хлеб. А зерно иной категории, более худшей, мы отправляем на экспорт. Это правда. Всё зерно, которое хранится в зернохранилищах, из которого мы выпекаем хлеб, очень высокого качества. Я не вижу оснований имеющимся организациям в этом году поднимать цены на хлеб, и они останутся стабильными, как и цены на масло. Но, тем не менее, ещё раз хочу вернуть всех к мысли о том, что мы не можем сделать хлеб абсолютно дешевым, это контрпродуктивно, иначе мы просто останемся без хлеба.

То же самое касается, уже сразу обозначу, вопроса ценообразования как такового. Эта тема тоже звучит: почему растут цены на продукты питания и так далее. Мы находимся в рынке. Вот обратите внимание, как выросла ценовая составляющая металла, изделий из него, а также на древесину. Если буквально вчера, допустим, куб леса стоил две тысячи рублей, сегодня стоит семь тысяч рублей. Металл поднялся на 300% в цене. И это общемировая практика, это не Приднестровье придумало. И, конечно, исходя из роста цен, не может быть на территории Приднестровья древесина по две тысячи рублей, а металл и изделия из него в прежнем ценовом диапазоне. У нас просто не останется ничего. Общемировой рынок влияет на нас. Это касается металла, древесины, энергетики, ГСМ, продуктов питания. К сожалению, я вижу именно мировой рост цен на продукты питания. Рост идёт и в Украине, и в России, и в Молдове, мировой рост цен. И, естественно, иметь дешёвые продукты питания, когда они будут в разы стоить дешевле, чем в соседних государствах, тоже невозможно. Иначе произойдёт как с хлебом – у нас просто не останется продуктов питания. Это рынок, он диктует свои условия. Тем не менее, есть механизм, который позволяет контролировать ценовую составляющую в торговых сетях. Я выделяю основные сети магазинов: сеть фирмы «Шериф», сеть магазинов «Благода», сеть Бендерского мясокомбината. У мясокомбината порядка 20 магазинов, в «Благоде» порядка 40 магазинов, фирма «Шериф» – порядка 40 магазинов. Это, кстати, вопрос о том, что вот, у нас монополия сети «Шериф». Нет, уже есть разные сети, пожалуйста, покупайте продукты питания. Это наши, не импортные сети, которые приехали и здесь, временщики, продают, собрались и уехали. Это наши люди, это наши производители. И это важно понимать. Очень опасно иметь внешнего партнёра, который открыл здесь магазин, завтра у него кризис, он развернулся и уехал. А это наши предприниматели, которые формируют ценовую составляющую данных юридических лиц, данных магазинов. Есть закон, который позволяет контролировать ценообразование. Хочу привести пример, когда выросла цена на молоко «Селянское». Но молоко «Селянское» закупается за пределами Приднестровья, и оно подорожало там, в Украине. Естественно, наши юридические лица вынуждены поднять цену реализации и у нас. Цена же на наши внутренние продукты не выросла. На молочные продукты фирмы «Благода», на мясные продукты БМК. Я лично разговаривал с директором мясокомбината по ценовой составляющей. Она сказала, что наша позиция – сохранить цены, хотя мясо они уже покупают дороже. Работая иногда и на пределе рентабельности, они держат цены в том диапазоне, который есть. Ну, конечно же, у них есть собственное производство, где они могут использовать собственный ресурс. Поэтому мы очень заинтересованы во внутреннем производителе, в продуктовой самодостаточности. От этого многое зависит. Внутреннего производителя мы можем дисциплинировать, помочь ему, контролировать цены в полном объёме и не допустить их рост. Это касается и хлеба, и молочной продукции, которая выпускается в Приднестровье, и мясной продукции. А то, что закупается и завозится в Приднестровье, извините: есть цена закупки, есть цена реализации. Здесь ничего не сделаешь.

Виктор Савченко, Первый приднестровский телеканал:

Еще вопрос из социальных сетей: «Добрый день! Вопрос к нашему президенту. Мой папа участник боевых действий в ПМР, квартиру от государства ждёт уже лет двадцать. Проживают родители в общежитии, где нет условий, а администрация говорит каждый раз разные цифры очереди. Стоит вообще ждать? Или у нас строго – кто заплатил за очередь, тот и первый?»

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Ну, насчет «заплатил и первый» – это опять, наверное, эмоциональная составляющая. Я таких фактов не знаю, когда за очередь платят. Как показывает практика предыдущих лет, те граждане, которые получили как раз квартиры в нарушение очереди (были такие факты), имели очень большие проблемы с прокуратурой и в конечном итоге с судами. И были судебные решения, согласно которым эти квартиры возвращались в очередь и отдавались очереднику. Поэтому, опасная формула «кто заплатил, тот и первый», такого нет, это ерунда все. Что касается участников боевых действий: да, проблема, конечно, есть. Она не массовая, она носит более точечный характер. В этом году мы решили проблему для инвалидов-участников боевых действий: было выделено восемь квартир, и все, кто нуждался в улучшении жилищных условий, именно защитники, получившиеся инвалидность при защите Приднестровской Молдавской Республики, получили жилье. На следующий год я выступил с инициативой, чтобы целевым образом, исходя не из общей очередности, а именно целевым образом, выделить финансирование на 25 квартир для защитников Приднестровья. Данные квартиры будут распределены по городам и районам и по потребности будут выдаваться нашим защитникам.

Виктор Савченко, Первый приднестровский телеканал:

Вадим Николаевич, еще из соцстей. Вопрос такой частный, но важный в преддверии учебного года, который уже буквально завтра начинается во всех школах: «У меня вопрос, почему родители учеников должны распечатывать учебники по алгебре? Где учебники? В прошлом году сын получил в ужаснейшем состоянии учебник, а в этом году и вовсе нет. Классный руководитель пришлёт компьютерную версию, а родители должны распечатывать».

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Конечно, проблема учебников стояла остро. Опять же была разработана соответствующая госпрограмма по обеспечению школ соответствующими учебниками. Программа действовала, по памяти, с 2017 года. За это времени было изготовлено сорок две тысячи учебников, которые поступили в наши школы. Что касается алгебры. Буквально в июле этого года (может быть, автор этого вопроса пока не владеет информацией) школы получили 13768 учебников по алгебре при общей потребности 13100 учеников. То есть, все будут обеспечены учебниками по алгебре (это 7-11 классы). Это также входит в программу. Дополнительно я хочу сказать, что из Российской Федерации мы получили 3600 разных книг для библиотечного фонда, его пополнения. И буквально на днях мы получим полторы тысячи учебников тоже из Российской Федерации. Конечно же, учебники бесплатно поступают, и мы их бесплатно передаем в школы безо всякой аренды. И вопрос по алгебре он полностью закрыт. Это касается, кстати говоря, учебников на русском, молдавском и украинском языках, особенно украинском и молдавском языках. Они напечатаны в определенном количестве и поступили в учебные учреждения.

Людмила Солтан, газета «Адевэрул Нистрян»:

Мы часто говорим о развитии инфраструктуры. В частности в селах это ремонт дорог, освещение, ФАПы. Это мотивирует сельское население оставаться жить в селе. Но есть самая большая трудность – удержать молодежь, которая сталкивается с проблемой  трудоустройства. Понятно, что в сельской местности тяжелее создавать рабочие места, и я думаю, что даже развитие АПК не очень сильно поможет, потому что современные предприятия требуют меньшее количество мест. Каким Вы видите решение этой проблемы?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Объемный вопрос. Я не совсем согласен с тем, что развитие новых технологий уменьшает количество рабочих мест. Например, сбор винограда. Допустим, для коньяка, коньячных спиртов его собирает комбайн, а вот для вина собирают люди. Это рабочие места, это исключительно ручной труд. Какие здесь технологии? Здесь, если ты хочешь получить качественный продукт, ты не обойдешься без дедовских методов обработки виноградной лозы и сбора винограда. Следующий пример – мелиорация. Один гектар, который находится под мелиорацией, создает 15-20 конкретных круглогодичных рабочих мест. Поэтому, занимаясь мелиорацией, мы также создаем гарантированные рабочие места. Тоже самое по большому счету и трактор или комбайн: пусть он новый, но он управляется человеком, а не роботом. Конечно, у него производительность намного выше, чем у старого, но человек в этом направлении очень востребован в сельском хозяйстве – и трактористы, и комбайнеры.

Теперь поговорим о сельском хозяйстве, потому что трудоустройство, занятость, она как раз зависит от общего состояния села. Я хочу выделить основные направления развития села. Это сохранение образования, то есть школы, это обеспечение конкретного населенного пункта медициной, что мы и делаем в настоящее время. Это, конечно, создание досуговых центров, ремонт Домов культуры и прочих мест досуга, библиотек. Это строительство детских площадок. Это ремонт дорог, освещение, газообеспечение, водообеспечение населенных пунктов. В Приднестровье треть населения проживает в сельской местности. Очень много сел в шаговой доступности от городской среды – допустим, Суклея, Ближний Хутор близ Тирасполя, они уже «вросли» в город Тирасполь. А есть села удаленные от центральных городов республики, там надо оказать большее внимание. Мы идем вот по какому пути. Мы не сократили ни одной школы в сельской местности, наоборот, ремонтируем и доводим до ума, хоть они и малокомплектные. Для тех населенных пунктов, где нет школ (такие тоже есть), мы запустили программу «Школьный автобус». Буквально 1 сентября мы передадим в города и районы 12 новых школьных автобусов. Мероприятие пройдет в Тирасполе, возле театра, ключи от автомобилей получат главы сельских администраций для своих населенных пунктов. Автобусы именно школьные. Хочу поблагодарить Правительство и Верховный Совет за поддержку этой инициативы, за ее реализацию. На следующий год мы также закладываем денежные средства на приобретение автобусов, которые также будут распределяться в сельскую местность и будут востребованы, так будут использоваться и для спортивных, культурных мероприятий, посещения города детьми из сельской местности.

Следующий вопрос – здравоохранение в селах. Мы также пошли по пути ремонта сельской медицинской инфраструктуры. Мы устанавливаем новые ФАПы, ремонтируем сельские амбулатории, сохраняя медперсонал, чтобы иметь возможность оказывать медпомощь на селе. Сокращать сельскую медицину недопустимо, как бы ни было нам сложно. Я понимаю все сложности, сложности республиканского и местного бюджетов, тем не менее, местная медицина должна охватывать людей, проживающих в сельской местности.

Следующее направление – это досуговый сектор. То, что нам досталось, Дома культуры, все они были в ужасном состоянии. Еще буквально пять лет, и они были бы полностью разрушены. На сегодняшний день мы ремонтируем ДК в сельской местности. В Слободзейском районе в селах Терновка, Кицканы, в Каменском районе в селах Подойма, Катериновка, в Григориопольском районе – Малаешты. Я приводил этот пример. Дом культуры функционирует в новом виде год, 12 коллективов занимаются там. Тепло, хорошо, уютно. Это центр села, который стал востребованным у всех жителей села Малаешты, и так будем продолжать. Это все системная работа, системный подход. Если бы лет двадать назад начали данную работу и в год ремонтировали хотя бы по два ДК, то и проблемы бы не стояло. Мы, к сожалению, за три-четыре года не в состоянии сделать все сразу, хотя мы плотно идем в этом направлении, и есть результат.

Дальше. Теперь уже речь идет о развитии сельских территорий, исходя из агропромышленного комплекса. Естественно, без новых технологий, без помощи государства, без развития мелиорации трудно представить новое сельское хозяйство в Приднестровье. Тоже было весьма непросто. Приведу цифры по мелиорации. На первое января 2017 года под мелиорацией было порядка восьми тысяч гектаров земли в Приднестровье. Это было крайне мало. Была разработана совместная с РФ программа, но у России есть свои абсолютно объективные проблемы, они направляют денежные средства на развитие своих территорий. В то время, когда готовилась данная программа, мне абсолютно непонятно зачем, перерезали все плавучие баржи с насосами и оголили, по сути дела, нашу мелиорацию. Поставили её в крайне затруднительное положение. Мы были вынуждены своими силами разрабатывать собственные программы по развитию мелиоративного комплекса нашей республики. Что было сделано? К счастью, у нас есть такой завод, как «Электромаш», который способен произвести новые двигатели для  мелиорации и перебрать все насосы, которые стоят на этих насосных станциях. Работа проводилась буквально два года, и вот результат. К 1 января 2022 года, как мы планируем, под мелиорацией гарантированно будет 25 тысяч гектаров. Еще 5 тысяч гектаров в реализации: мы подведем воду к точке доступа, а агропромышленники, предприниматели будут закупать соответствующие фрегаты и орошать землю. В советский период в Приднестровье было 62000 гектаров орошаемых земель. Сейчас уже порядка 30 тысяч гектаров орошаемых земель. Это наш результат, это наш труд. Исходя из технологий полива, новых технологий, производительность, я убежден, будет на уровне. То есть, 30 тысяч гектаров дадут тот результат, что раньше давали 60 тысяч гектаров. Кроме того, государство выдает льготные кредит на закупку данных поливальных машин. Если из Тирасполя проехать в Григориопольский, Дубоссарский, Рыбницкий районы, вы увидите, сколько на полях появилось данной техники. Это результат четырех лет. Хочу особую благодарность выразить директору «Электромаша» Трандасир Владимиру Григорьевичу, всем рабочим данного завода за то, что они в кратчайшие сроки сумели обеспечить двигателями и насосами станции, находящейся на нашей территории. Я посещал возле села Ташлык очень большую насосную станцию, которая мелиорацией может обеспечить 17 тысяч гектаров. Одна станция – 17 тысяч гектаров. Установлены большие насосы. «Электромаш» их сам устанавливает, обслуживает и гарантирует их работу. Не надо вызывать специалистов из Китая, Германии или из Российской Федерации. Наши родные насосы, абсолютно конкурентоспособные и эффективные.  «Электромаш» перебирает все насосные агрегаты помимо двигателей. Я поставил задачу Правительству и Верховному Совету в развитие темы мелиорации, предусмотреть: первое – это финансирование на производство электродвигателей и насосов для наших насосных станций, второе – финансирование работ по прокладке соответствующих линий, каналов, доведению воды до точки доступа. А дальше предприниматель, получая льготный кредит от государств, обеспечивает полив своих земель. Это комплекс.

Конечно, можно говорить о многом, но я вам скажу, что предприниматели сферы АПК не говорят о трудностях экспорта продукции. Как таковой проблемы экспорта продукции нет. У нас хороший рынок и в Российской Федерации. Слава Богу, господин Казак и госпожа Майя Санду встречались и договорились о беспроблемном экспорте продукции с территории Приднестровья и Молдовы. Это радует, это хороший стимул для наших аграриев. Проблемы экспорта нет. Это и Европейский союз, который принимает нашу продукцию. По большому счету, земля – это постоянный источник дохода. Надо выращивать и продавать. Это и продовольственная безопасность, и живые деньги, и рабочие места в том числе.

Возвращаясь к теме трудоустройства. Общаясь с аграриями, как раз мне говорят о нехватке людей. Нужны механизаторы, нужны комбайнеры, нужны специалисты в сфере мелиорации, агрономы и прочие. Как показывает практика, эти люди на вес золота, их мало. Я поставил правительству задачу, чтобы в нашей системе дуального образования и в ПГУ готовили по госзаказу специалистов для мелиорации. Заниматься надо и готовить специалистов в этой сфере. Что сделано здесь? Это касается не только рабочих специалистов для АПК, но и рабочих специалистов для легкой, тяжелой, пищевой промышленности. Реально была проблема, еще есть, но уже меньше – нехватка сварщиков, токарей, слесарей, инженеров в нашей индустрии. В 2018 году заработала так называемая программа дуального образования, в которой задействованы сейчас 8 организаций профильного образования, в том числе ПГУ, 28 предприятий различных форм собственности и направлений. Готовят специалистов по 18 профессиям. При этом упор делается не столько на теоретическую, сколько на практическую подготовку. Обучение длится от трех месяцев до двух лет, в зависимости от специализации. Мы подготовили сотни специалистов в реальный сектор экономики, как в агрокомплекс, так и для легкой, тяжелой промышленности и энергетики. Опять же, возвращаясь к «Электромашу». Завод готовит очень серьезнее агрегаты для атомной и газовой промышленности РФ. Вся инженерная мысль, конструкторское бюро – это выпускники нашего инженерного факультета ПГУ. Они уже давно использовали свой дуальный опыт. Те дети, которые учатся на инженерном факультете, проходят практику на «Электромаше». И они черпают кадровые резервы именно в ПГУ. Очень хороший пример. Ни какие-то там российские или китайские специалисты, наши специалисты, именно эти специалисты и разрабатывали программу по мелиорации на «Электромаше». Таких примеров множество. Поэтому думаем, работаем и идем целенаправленно.

Основная цель деятельности всего АПК – это обеспечение продовольственной безопасности, продуктовой самодостаточности нашего государства. Что касается зерновых, цель достигнута. Что касается кисломолочной продукции, на сегодняшний день это 60%. Мы двигаемся вперед. Мы слышим агрария. Я постоянно провожу встречи. Пандемия прервала эту практику, но вот недавно снова проводил встречи с аграриями. Слышу, что надо, и мы идем им навстречу. Среди направлений, которые субсидируются государством, – цена за воду, опять же на мелиорацию. 70 копеек за куб воды – низкая цена, менять ее не будем, и чем больше мелиорация, тем ниже цена. Также мы субсидируем сдачу молока. За один литр сданного молока государство выплачивает рубль производителю. Это хорошая поддержка на корм, на содержание скота. Это дает нам право контролировать цены на данные продукты питания, что мы и делаем. Это все комплекс. Комплексный подход.

Людмила Солтан, газета «Адевэрул Нистрян»:

Еще один вопрос. Хотела бы коснуться вакцинации. Нам часто говорили, что коллективный иммунитет поможет остановить пандемию. У нас есть вакцина, но не все торопятся вакцинироваться. Может, стоит пойти по пути некоторых стран, которые обязывают людей профессий, предполагающих контакт с людьми, вакцинироваться либо сдавать ПЦР раз в две недели, тем более, что сейчас начинается школа.

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Сложный вопрос. Тут сколько людей, столько и мнений. Я выражу свое мнение. Есть институт обязательной вакцинации. Он есть и в Приднестровье согласно действующему законодательству. Но речь идет о вакцинах, которые прошли полное клиническое испытание, и мы знаем результаты данных испытаний и не боимся их применять в массах. Что касается вакцины от коронавируса, на сегодняшний день ни одна вакцина не прошла полное клиническое испытание. Сейчас речь идет о третьей фазе клинических испытаний. Когда закончится третья фаза клинических испытаний, когда мы будем знать результаты, и они будут опубликованы, когда мы будем знать последствия, тогда мы можем проводить вакцинацию принудительно. Будем иметь на это право, но пока этого нет, ни я, ни иные должностные лица не возьмут на себя ответственность за обязательную вакцинацию. Хотя, конечно, я сторонник вакцинации, сторонник вакцинации людей пожилого возраста, которые находятся в группе риска. Как показывает практика третьей волны, опасность очень велика. Я уже сказал, что это не просто болезнь легких, это болезнь сосудов. И, конечно же, кто страдает? Люди преклонного возраста. Сосуды, понятно, это больше их тема, чем молодого человека. Поэтому такие последствия для людей преклонного возраста. «60+» – это уже возраст группы риска.

Что касается вакцин, то на территории Приднестровья были следующие вакцины: это Спутник V российский, это две китайские вакцины Sinovac и Sinopharm, это Phizer, это AstraZeneca, это американский Johnson&Johnson – пять вакцин. Люди сами выбирали вакцину, которая для них более приемлема. Хотя, если вы помните, когда поступил Спутник V, было принято решение, чтобы в первую очередь прививать людей из категории риска. Мы это сделали. Остальные вакцины распределялись по желанию, люди прививались, как хотели. Так и будет продолжено. Мы будем получать вакцины, мы будем приобретать вакцины. К сожалению, вакцину купить просто так невозможно. Это соответствующий институт, соответствующее даже политическое решение. Но мы будем обращаться, чтобы помимо тех вакцин, которые мы получаем, мы смогли и закупить препараты. Нам вакцин не хватает. Мы марафон проведем, когда у нас будет вакцина в должном объеме. А так у нас вакцины уходят, само собой, и таких проблем с отказом я не встречаю. Это дело каждого.

Хочу пресечь слухи, что якобы студентов, проживающих в общежитиях, будут обязывать прививаться. Это неправда. Никто обязывать никого не собирается и не будет. Это опять же контрпродуктивно. Имеешь желание – пожалуйста, привейся, нет – твое дело. Будут делать ПЦР, когда надо куда-то попасть, и так далее. Это выбор каждого. У нас все гармонично, без истерик. Я надеюсь на понимание наших граждан, особенно людей из категории риска, о необходимости прививки от коронавируса. Создаст ли это коллективный иммунитет? На какой-то период времени, конечно же, создаст. Есть категория тех, которые переболели, они защищены антителами. Но есть категория, которая является пока уязвимой. Как вы видите, люди до сих пор умирают от коронавирусной инфекции. Опять же, как показывает практика, в большей степени умирают люди преклонного возраста.

Юрий Соловьёв, Радио1:

Вы говорили сегодня, что часто просматриваете соцсети и комментарии, которые там пишут. Как Вы относитесь к критике в свой адрес, которая также там иногда звучит?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Абсолютно нормально отношусь. И те вопросы, которые были заданы из соцсетей, они во многом тоже выражают критику определённую. Но благодаря этой критике будут приниматься определённые решения по решению тех проблем, которые существуют. И это большой плюс. Есть критика продуктивная. Есть критика ради критики: просто пообсуждать, без всяких предложений. Это совсем неинтересно, потому что я хочу видеть выход из создавшегося положения. Мне интересны предложения, как выйти из той или иной ситуации. Я выражу своё отношение к оппозиции, как к таковой. Это нормально, совершенно нормальный институт в любом обществе. Я приветствую оппозицию. Со многими общаюсь. Что для меня оппозиция? Это люди, которые желают независимости Приднестровской Молдавской Республике, её развития. Но видят решение некоторых проблем по-иному. И высказывают своё мнение, как бы они решили те или иные проблемы: что по внешней политике, что по внутренней политике. Такие люди есть, и я с ними в диалоге. И, кстати говоря, привлекаю их для решения проблем со стороны гражданского общества и не только. И есть реальный результат. Это нормально. Но есть, к сожалению, граждане, которые не желают развития Приднестровья, желают уничтожения государственности Приднестровья. Но я не вижу в них оппозицию. Это не оппозиция. Это те люди, которые противоречат Конституции Приднестровской Молдавской Республики и мнению народа, Референдума 2006 года, где народ высказался за независимость и интеграцию в Российскую Федерацию. А те люди, которые называют российских военных оккупантами, говорят о необходимости вывода миротворческих сил с территории Приднестровья, –  ну какая же это оппозиция? Это не оппозиция. Эти люди называются иным словом. Кстати говоря, у них есть одно общее – они нигде не работают, как правило. Вот вопрос, а где они берут денежные средства? Наше Министерство госбезопасности знает, где они берут денежные средства и отнюдь не в рублях приднестровских. Это тоже правда. Они выполняют свою функцию. Они выполняют свою роль. Но эта их роль не направлена на развитие нашего государства. Но всё равно, даже от них я вижу пользу, слышу о каких-то проблемах, которые они просто более ярко подчёркивают. И потом я уже вместе и с Верховным Советом и Правительством ищу ответы на те или иные вопросы. Это тоже нормально. Поэтому я готов вести и веду диалог со всеми. Но особенно хочется вести диалог с теми, кто думает о независимости и развитии нашего государства. С ними приятно вести диалог. Приятно спорить.

Наталья Семеренко, газета «Новости» (г. Рыбница):

Вопрос в продолжение темы о подготовке кадров, а точнее о том, как их удержать у нас в Приднестровье. Я не в курсе официальной статистики на данный момент, но исходя из того общения, которое происходит между мной и жителями нашего города и района, из ближайшего круга общения, очень многие жители нашего города и района уезжают на заработки, чаще всего это люди в возрасте от 30 до 45 лет, т.е. те люди, которые уже набрались определённого опыта, желают работать, но, к сожалению, не получают за это достойную заработную плату, адекватную сегодняшним ценам. Как правило, я, наверное, не ошибусь, сказав о том, что порядка 50% жителей города и района, может быть и республики, живут от кредита до кредита на приобретение жилья, на обучение, лечение, приобретение автомобиля. Заработная плата, как работников бюджетной сферы, так и других организаций, она изменится в положительную сторону?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

В начале нашей дискуссии я обозначил данную проблему как основную. Это низкие зарплаты работников бюджетной сферы и недостаточное, на мой взгляд, пенсионное обеспечение. Что-то сделать, чтобы сразу все появилось, невозможно. Это комплексная работа всего государственного механизма по улучшению жизни, предпринимательской активности, увеличению поступления налогов в наш бюджет. Мы не можем потратить больше, чем мы зарабатываем. Сколько заработаем, столько и потратим. Всё зависит от нас. В этом и есть самодостаточность. Она, по сути дела, везде присутствует, кто бы как ни критиковал. Есть бюджет, как семейный, допустим, так и государственный: заработали, открыли копилку и потратили. Других вариантов нет. А для этого, естественно, нужна абсолютно понятная людям работа Президента, Правительства, Верховного Совета. Вот эта встреча, кстати, на это и направлена. Я специально хотел ответить на эти острые вопросы, чтобы показать работу. Работа ведётся, и притом, везде ведётся, поэтому я очень надеюсь, что постепенно мы будем идти по пути повышения заработной платы и пенсии. Есть наиболее ущемлённые категории, я даже могу выделить их. К примеру, если взять систему здравоохранения, это санитарки и медсёстры. На мой взгляд, неудовлетворительные зарплаты на сегодняшний день. Очень низкое денежное содержание. И если уже говорить о поднятии зарплат именно в системе здравоохранения, о следующем этапе (в этом году мы повысили на 8%), я думал бы именно об этой категории работников здравоохранения. Если взять, допустим, Министерство просвещения, это нянечки детского сада.

Что касается «уезжают – приезжают». Эта проблема есть, остаётся и, наверное, будет всегда. Люди получают определённую квалификацию, и из-за маленькой зарплаты человек уезжает. Тут я согласен. А иногда зарплата не маленькая, а человек уезжает, потому что там предлагают больше. Мы, к примеру, реализуем Программу Фонда капитальных вложений. Мы видим, сколько получает специалист в строительной отрасли, зарплаты весьма немаленькие, но всё равно он уезжает. Он профессионал, он получает и здесь высокую зарплату, но в Европе получает больше. На сегодняшний день у наших граждан разные паспорта на руках, это тоже нормально. Имея тот же молдавский паспорт, человек может выехать в Европу и работать там. Это его выбор. Он, конечно, возвращается потом из Европы сюда, и это радует. Он покупает себе жильё, остаётся здесь. Но, тем не менее, люди едут, чтобы заработать.

Виктор Савченко, «Первый Приднестровский»: Сейчас в интернете популярна картинка, где один молдавский политик просит у вас несколько билетов на матч Лиги Чемпионов «Шериф» - «Реал Мадрид». Сейчас вся страна живёт и дышит футболом, вся страна знает, что такое жеребьёвка, кто там должен в «Реал» перейти. Все ждут приезда этих больших команд к нам. Мы знаем Ваши эмоции, Вы публично их озвучивали, в телеграм-канале тоже писали об этом. Почти у каждого мужчины, может даже и у женщин, есть своя личная футбольная история, когда за кого начинали болеть, когда увлеклись футболом, может какие-то любимые футбольные игроки, эмоции. Хотелось бы услышать Вашу личную футбольную историю и ещё раз Вашу оценку этого невероятного футбольного чуда, которое сотворил «Шериф».

Вадим Красносельский, Президент ПМР: Насчёт картинки комментировать не буду. Это пусть автор комментирует, кто придумал. Что касается футбола. Я люблю футбол, люблю смотреть футбол, люблю разбираться в тонкостях. Это у меня ещё со школы. Я болел за команду «Динамо-Киев». Наверное, многие мальчишки Советского Союза болели за «Динамо-Киев», «Спартак», «Динамо-Москва» и так далее. Яркая команда, конечно, была «Динамо-Киев». Мне большое удовольствие доставило общение с Белановым, футболистом «Динамо-Киев». Я с удовольствием смотрел его игру раньше, я помню яркие матчи, которые провела эта команда в 1986-1988 годы. Сейчас другой футбол совершенно, и сравнивать его с уровнем, допустим, уровня Советского Союза невозможно. Он представлен иными игроками, иными финансовыми возможностями клубов, другим интересом. Я хочу остановиться на нашей футбольной команде «Шериф», которая произвела фурор не только в Приднестровье. Она произвела фурор, наверное, среди всех любителей футбола, доказав, что даже команда с низким бюджетом, по сравнению с грандами европейского футбола, в состоянии навязать конкуренцию и даже победить. Все всегда сравнивают линейку бюджетов команд. Бюджет, допустим, команды «Манчестер Сити», по-моему, порядка миллиарда евро. Команда «Динамо Загреб», которую победила команда «Шериф» – бюджет порядка 130 миллионов долларов. Бюджет команды «Шериф» в 10 раз меньше, весьма скромный по уровню европейского футбола. Тем не менее, навязали конкуренцию и выиграли. И вот вышли в групповой этап Лиги чемпионов. Достались очень интересные соперники. Это, конечно, самая титулованная команда в мире «Реал Мадрид», это «Интер» – тоже интересная команда итальянского чемпионата, ну и команда «Шахтёр» украинского чемпионата. Трудно требовать, конечно, только побед от команды «Шериф», находясь в такой серьёзной группе, учитывая многие особенности футбола, футболистов, опять же, бюджетного состояния данных клубов. Тем не менее, мы надеемся на то, что «Шериф» достойно представит Тирасполь и сможет навязать борьбу данным именитым клубам. Я в этом убеждён, поэтому с удовольствием буду смотреть и болеть за наших.

Александр Карасев, Газета «Приднестровье»:

Вадим Николаевич, такой вопрос. Сегодня от многих политиков, общественных деятелей, специалистов разных можно услышать, что следует жить без прошлого, то есть, не нужно его вспоминать часто, применять может быть в той или иной практике, а нужно жить сегодняшним днем, потому что жизнь наполнена новым содержанием, есть новые подходы. Ваше мнение на этот счет, пожалуйста.

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Давайте разберемся, что такое история как таковая. Завтра вот эта конференция уже чем будет? Историей. Правильно? Победа и выход в Лигу чемпионов, групповой этап команды «Шериф» – это что? История. Правильно? Великая Отечественная война – это история. Октябрьская революция – это история. То есть, история – это все, что прошло секундой раньше, это все история. Просто история имеет свой временной интервал, история одного дня либо история столетия, либо тысячелетия. И вот тут на что следует обратить внимание. Есть исторические события, которые остаются в памяти, но не влияют на день сегодняшний. Мы просто помним про них, думаем про них, вспоминаем их. А есть исторические события, которые оказывают воздействие на день сегодняшний. Они постоянны во времени и в пространстве. Поэтому тем политикам, кто хочет забыть историю, я предлагаю вспомнить о Холокосте, к примеру. Холокост это тоже история. Неужели те политики, которые говорят, давайте забудем историю и будем жить днем завтрашним, хотят забыть историю Холокоста? Нет, они, конечно, помнят историю Холокоста. Но тогла это выборочная память получается.  А выборочная память в истории недопустима. Либо ты помнишь всю историю, либо не помнишь никакую. Поэтому Холокост постоянен во времени и пространстве. Согласны с этим? А итоги Нюрнбергского трибунала – это тоже история? Это, напомню, Вторая мировая война, Великая Отечественная война. Итоги Второй мировой войны следует забыть? Я думаю, нет. Это тоже история наша. Многие документы, которые подписываются теми или иными политиками или принимаются парламентами – это тоже история, но они действуют во времени и пространстве здесь и сейчас, и на них опирается законодательство стран. Любая Конституция, любое законодательство любого государства основано на истории права этого государства. На истории, опять же на история. Я не историк, я просто люблю историю, изучаю историю и пропагандирую историю в Приднестровье, если так можно сказать. Хотя, опять же, и в сети можно встретить критику, вот, мол, эти музеи открываются. Да, открываются музеи. Так это культура нашего общества. Не надо открывать только магазины, где продают костюмы или галстуки либо джинсы. Надо открывать и музеи, тем более, что эта процедура крайне мала в финансовом выражении. Есть бюджет республики, есть понятие ВВП. В любом государстве необходима бюджетная трата в процентном соотношении, то есть, допустим, определенный процент на оборону государства, определенный процент на здравоохранение, определенный процент на спорт, определенный процент на культуру, в том числе и на музеи. Исходя из бюджета, мы этот процент и определяем. Больше бюджет – больше трат, меньше бюджет – меньше трат. Все очень просто. Поэтому очень богатое государство тратит много на данное направление, более бедное тратит меньше, но все равно должно тратить из процентного соотношения. И пример опять же. Сегодня в Тирасполе, в Екатерининском парке будет открыт археологический музей, где будет представлена богатая история скифов, кельтов, древних мадьяр, сарматов, которые проживали на территории Приднестровья, чьи курганы исследовали археологи и добывали артефакты. Но вот в чем вопрос. Приднестровью уже 31 год, и эти десятки тысяч артефактов пылились в ПГУ в коробках из-под обуви, в коробках из-под конфет, в прочих хранилищах. Именно пылились, вот в чем дело. Приднестровцы не могли зрительно к ним прикоснуться. И было принято решение, выставить их для людей, показать богатую историю этого края, тысячелетнюю историю этого края. А что это стоит на самом деле? Это стоит просто мебель поставить и организовать. Поставить мебель, конструкции и разместить в выставочной аудитории – это что много денег? Нет. Это вообще практически ничего не стоит.  Об этом даже говорить не стоит, если знать выход от данного действия. Не все упирается в деньги, упирается в инициативу, упирается в понимание необходимости данной конструкции, которая формирует наш культурный код, культурный иммунитет и так далее.

Вообще, что касаемо нашей археологии. Если заглянуть вглубь веков, то на территории нынешнего Приднестровья проживали скифы, а за Днестром проживали кельты. Днестр имеет первое историческое название, которое до нас дошло, «река раздела». Раздела чего? Цивилизаций. Обратите внимание, что Приднестровье что-то новое предложило? Нет. Это еще было тысячи лет назад. Там западная цивилизация, здесь восточная цивилизация. Это не я придумал, извините. И никто не может это поменять почему-то. Это данность. Эта данность формировалась тысячелетиями, и Днестр всегда разделял людей по культурному и языковому признаку. Изучая опять же историю, мы приходим к выводу, что мы не первые заявили о своем векторе развития, он, оказывается, был выработан многие века назад. Как-то так получается. А если мы говорим об истории Российской Империи, Советского Союза, Приднестровья, то мы грамотно соединяем эти истории, где жил один народ. Истории разные. Глобальные эпохи: Российская Империя, Советский Союз, Приднестровье, но народ-то один, один народ. Эпохи менялись, народ – константа. Естественно, мы чтим и трагическую историю нашей Родины, и героическую историю нашей Родины. В Российской Империи движение «Наследники Победы», а у нас движение «Наследники Побед», всех побед русского оружия. Мы наследники и побед над Наполеоном, естественно, с Наполеоном как раз сражались наши соотечественники, наши полки, которые формировались и в Тирасполе в том числе. Мы наследники и героической обороны Севастополя 1854-1855 годов, мы наследники побед в Русско-Турецких войнах, освобождения Балканского полуострова, сохранения православия, независимости Румынии, Болгарии и Сербии, которую получили данные государства в результаты освобождения от турецкой порты. Мы наследники побед и в Первой мировой войне, и, конечно же, в Великой Отечественной войне. Это все наша история. Как её забыть? Кстати говоря, выводы из этих войн, выводы и решения не только после Второй мировой войны, они действуют до сих пор и в Европе и у нас. Поэтому те люди, те политики, которые заявляют о ликвидации истории как таковой, они не знают, о чем говорят. Поэтому, исходя из наших бюджетных возможностей, мы, конечно, будем развивать историю Приднестровья. И я приглашаю всех после открытия данного музея посетить его и послушать историю нашего края.

Алла Иванченко, «Новости Приднестровья»:

Если сегодня в любой поисковик забить слово «Приднестровье», то у читателей появится уже гораздо больше информации о жизнедеятельности государства, в том числе и о туристических возможностях. Но мы все понимаем, что туристическая сфера находится в зачаточном состоянии. Отсюда вопрос. Какие задачи ставит государство перед сферой туризма, и каким лично Вы видите туристическое Приднестровье в идеале?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Если говорить о туристическом потенциале, то где оно? Да оно везде, везде на территории нашей республики. Главное, это показать, суметь показать. И много можно рассуждать о туризме как таковом, о привлечении сюда туристов и инвестиций туристических. Но надо что-то сделать, чтобы появился объект. К примеру, с появлением объекта Бендерская крепость (он как бы был, крепость была, но объекта не было) есть уже и интерес, туристический интерес. В 2019 допандемийном году  Бендерская крепость  в Молдове в целом заняла второе место по посещаемости данного туристического объекта. Это всего лишь за год после запуска данного объекта. На сегодняшний день появляются иные объекты. Это, конечно, и Екатерининский парк. Это тот же археологический музей, это потом музейный квартал. Это всё связано с историей города Тирасполь. Это очень интересно. Это касаемо и паркового комплекса в Слободзее. Надеюсь, в Чобручах появится интересное место в скором времени. Это и интересные парковые места в Дубоссарах, которые строятся, Григориополе, Рыбнице, в Каменке парк Витгенштейна. Это всё комплекс. Это что касаемо отдыха. Естественно, необходимо думать и об инфраструктуре: о гостиницах, о предприятиях общепита, что человеку представляет комфорт. Извините меня, даже о санузлах. О них тоже надо думать. Это всё туризм. Следующий момент – это продуктовый туризм. Обратите внимание, сколько транспортных средств из Молдовы стоят у нас возле Зелёного рынка либо возле оптового магазина. Наверное,  процентов 50. И это не то, что наши машины с молдавским номерным знаком. Это именно люди, которые приезжают из Молдовы на закупку наших качественных продуктов питания, особенно на рынке. И это тоже продуктовый туризм. Это тоже нормально. Всем выгодно. Это покупательская способность. Это рост ВВП отчасти. Следующий туризм – православный, религиозный  туризм. У нас много православных храмов, интересных храмов, восстановленных храмов. Напомню, что при возникновении Приднестровья было всего лишь четыре православных прихода. Четыре православных прихода на территории Приднестровья. На сегодняшний день порядка 140. И старые храмы восстановлены. Это всё тоже привлекает соответствующего туриста. Это комплексный подход. Чтобы его систематизировать, необходимо было создание соответствующего управления при Министерстве экономического развития, создание сайта, ресурса. Он есть. Поэтому мы с радостью ждём гостей, и будем развиваться в этом направлении. Любое государство развивается в том числе за счёт туризма. Правильно? Правильно! Во многом развивается за счёт туризма. Некоторые государства живут только за счёт туризма. Поэтому это направление нужно развивать и в Приднестровье. Учитывая опять же нашу историю. А, извините, без строительства музеев и возможности показать нашу историю здесь, в Приднестровье, невозможно думать о туристе, как таковом. Мы будем идти вперёд и развивать, в том числе, и туризм.  А работы много.

Александр Лагутин, Первый приднестровский телеканал:

Хочется вернуться к теме истории. Сейчас было 30 лет ГКЧП. Много освещалось это в СМИ. Говорят, что это была последняя попытка сохранить Советский Союз. Владимир Путин написал летом статью, где выделил мнение известного российского юриста Собчака о том, что когда разваливался Советский Союз, бывшие советские республики должны были  выйти из его состава с тем, с чем пришли, в том числе речь шла и о Приднестровье. Интересно узнать Вашу позицию по данному вопросу. И недавно бывший вице-президент России Александр Руцкой заявил, что это он закончил войну на Днестре, а СМИ приписали эту победу Александру Лебедеву. Важно ли нам знать, кто конкретно завершил войну на Днестре?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Давайте начнём с распада Советского Союза. Я выражу своё мнение, как человека, который любит историю. Вообще, распад Советского Союза – одна из самых глобальных катастроф XX века, которая повлияла не только на постсоветское пространство, на бывшую территорию Российской Империи. Она повлияла негативно на весь мир, на всё мироустройство. Я вас уверяю, многих войн не было бы, если бы был Советский Союз. Это факт. Почему такая мощная держава под названием Советский Союз рухнула в одночасье? При мощном институте госбезопасности, внутренних дел, иных, так сказать, секретных подразделений, громадной армии рухнула, и всё. Я тогда учился в Харькове в военном училище, учувствовал в референдуме, кстати говоря. Я всё это помню. Для меня это очень живо, потому что я тогда очень переживал за страну, тогда уже понимая многое. И, естественно, этого, не произошло, если бы в Советском Союзе была настоящая советская власть. Вот казалось бы, парадокс, да? Советский Союз – это советская  власть. Да не совсем. Советская власть – это власть парламента, Верховного Совета, и народ, выбирая органы власти, формирует правительство и т.д. Кстати говоря, формулу советской власти очень хорошо применяют практически все европейские государства. Там, где есть парламентская республика, на русском языке будет звучать как «советская». То есть, советская модель построения политического пространства использована была всеми, кроме самого Советского Союза. А, к сожалению, в Советском Союзе власть советов была не такая объёмная, не такая эффективная, как следовало бы ожидать от советской власти. В Советском Союзе принимала решения политическая элита – КПСС, Политбюро ЦК КПСС и т.д. Они принимали решения, а советы, которые не выбирались, а назначались, играли роль такой вспомогательной канцелярии, которая утверждала решения, принимаемые партией. Вот в чём беда. И когда удар был нанесён по партии, враждебный удар, когда те люди не сумели удержать эту партию в своих руках, прекрасно знаете, о ком я говорю, советы не смогли занять лидирующее место на постсоветском пространстве и удержать власть. И всё посыпалось. И национальные движения в союзных республиках, которые поддержали тех, кто должен был бороться с этим, они усугубили развал советского государства. Вот он и распался. И вот эти фразы «берите свои независимости, сколько можете», они фатально сказались на судьбе нашей общей Родины. Поэтому распад Советского Союза, я считаю, это предательская позиция руководителей советского государства того периода, которые абсолютно наплевали на работу своих предшественников. Как бы кто к ним ни относился, они наплевали на подвиг советского народа, на тех, кто погибал, защищая Советский Союз, кто погибал в окопах, горел в танках и самолётах, тонул в море… Они это перечеркнули полностью. И этот парад суверенитетов – суверенитет России от Советского Союза, суверенитет Украины от Советского Союза, Молдовы от Советского Союза – это же дикость, понимаете? Вот это и есть крайний сепаратизм, за который надо было тогда привлекать. Мы были слабые, некому было привлекать. Вот ГКЧП какую-то попытку сделала, хотя я не могу на сегодняшний день охарактеризовать их как положительных или отрицательных героев. Кто знает, что там было внутри. Это сговор какой-то был. Можно прийти к такому пониманию. Попытку обозначили, и что? Распалась держава. Это величайшая трагедия. Я могу записать в собственные враги виновников распада Советского Союза. Даже не побоюсь такой формулировки. Это честно и объективно. Но хочу еще напомнить об одном событии, раз уже был задан такой вопрос, остановлюсь на нём более подробно. Неправильно, когда винят только Горбачева, Ельцина, Кравчука и Шушкевича в развале Советского Союза. Горбачев слабый. Хотя он выступал против распада Советского Союза. Собрались три руководителя и подписали Беловежское соглашение. Да, они сделали толчок. Но хочу напомнить, что данные Беловежские соглашения были ратифицированы парламентами Украины, Белоруссии и РСФСР. И денонсировали союзный договор тоже эти парламенты. А кто, извините, тогда представлял Верховные Советы, парламенты этих союзных республик? Люди, имеющие определённый партбилет, практически на 100%. То есть, те коммунисты, которые были обязаны защищать до последнего своего вздоха Советский Союз, они и проголосовали за распад Советского Союза. Единицы выступили против. В Украине, по-моему, два депутата проголосовало против распада, именно ратификации Беловежского соглашения и денонсации союзного договора. В Белоруссии, по-моему, один. В Российской Федерации 84% выступили за, 16% всё-таки были против. И это правда. Естественно, у меня к этим людям доверия просто нет и быть не может. Они просто перечеркнули и наплевали на подвиг советского народа, как военный, так и трудовой. Что говорить о Приднестровье? Приднестровье оказалось заложником ситуации. И напомню, что в этот парад суверенитетов активно включилась и Молдова. Я уже говорил о дате 23 июня 1990 года. Это декларация о суверенитете Молдовы от Советского Союза, где Молдова прекратила существование Молдавской ССР, заявив о выходе из Молдавской ССР, незаконности создания Молдавской ССР. Это же положение было закреплено Декларацией о независимости окончательно 27 августа 1991 года, где они подтвердили незаконность создания Молдавской ССР. Кстати говоря, в этой Декларации Молдова взяла на себя обязанность по ликвидации всех правовых последствий пакта Молотова и Риббентропа, то есть, отказ от Приднестровья. Они не выполнили свою же Декларацию. Напомню, что Декларация имеет высшую юридическую силу. Что это? История? Этот документ постоянен в сегодняшнем праве Республики Молдова. Надо исполнить его и дать нам независимость. Если говорить уж по чести о данном вопросе. А образование Приднестровья было ответом на предательскую позицию руководства Советского Союза на его развал, желанием отстоять свою культуру, свой язык, своё право на жизнь. Это тоже факт.

Отвечая на ваш вопрос: Александр Владимирович Руцкой, уважаемый человек, заявил, что он остановил (с Ваших слов, я не читал) войну на Днестре. В его словах есть правда, однозначно. Именно вице-президент Александр Руцкой принял ответственное решение и дал приказ генералу Лебедеву. Он дал приказ, чтобы остановить войну и боевые действия в Приднестровье. Он взял на себя ответственность за данный приказ. А генерал Лебедь, тоже уважаемый мной человек, он остановил войну, физически, фактически, хотя мог испугаться и не исполнить приказ. Поэтому тут два героя основных – это и Александр Владимирович Руцкой и Александр Иванович Лебедь. Это правда. Это опять же история, которую необходимо знать.

Завершая разговор, итоговый для  республики, хочу коснуться еще одного вопроса. Тоже из сети данный вопрос. А нужно ли столько строить, нужно ли столько ремонтировать, мол, всего достаточно, уже хватит, и так далее. Мы реально приступили к капитальному ремонту нашей инфраструктуры с 2018-го года. Четыре года существует Фонд капитальных вложений, и мы стараемся обратить внимание на самые острые вопросы, требующие срочного внимания. Ну как можно не зайти в детский сад и не сделать там ремонт, когда, извините, кровля прохудилась, штукатурка сыпется, а по зданию идут вот такие трещины. Конкретный пример сегодняшнего дня – детский садик, который ремонтируется в Тирасполе под мостом. Знаете, да? По улице Шевченко. Ну, извините. Я побывал в этом детском саду до ремонта. Это ужасно. В таких условиях, по-хорошему, санэпидемстанция должна была выдать заключение и просто закрыть двери этого садика. А там, на минуточку, порядка 300 детей. Ну как можно было не выделить денежные средства? А они немалые. Детский сад был в плачевном состоянии, практически его пришлось строить с нуля, только стены остались. Сейчас, буквально в сентябре, детки уже зайдут в новый садик. Это что плохо? Это что надо прекратить и не продолжать? Это касается и больниц, и школ и т.д. Это всего касается. За четыре года в республике отремонтировано 56 детских садов на сумму 52,5 миллиона рублей, 62 школы на сумму 90 миллионов рублей, 21 коррекционное заведение для людей с ограниченными возможностями на сумму 70 миллионов рублей, 42 объекта здравоохранения на сумму 138 миллионов рублей, 16 объектов спорта на сумму 34 миллионов рублей, 13 объектов культуры на сумму 35 миллионов рублей, 8 объектов дополнительного образования на сумму 10 миллионов рублей. Парки, парковочные зоны, скверы, спортивные, детские площадки и т.д. на сумму порядка 150 миллионов рублей. Это быт, это то, что задерживает людей здесь. Люди должны не только работать, но и найти себя и в досуге, правильно? Хорошо отдохнуть, прогуляться с ребёнком и т.д. Ещё три года назад в Тирасполе даже не было такой культуры, как катание на роликах, на самокатах, потому что не было где. По горбатому асфальту эти транспортные механизмы не перемещаются. Сейчас это новая культура в Тирасполе, как и в других городах и районах нашей республики. И в Рыбнице, надеюсь, в этом году мы закончим центральную площадь, парковую зону, и будет совершенно новая культура активного отдыха рыбничан. И это тоже однозначно задерживает наших граждан в нашей республике. Не могу не коснуться и такой темы – это тоже Фонд капитальных вложений – как водообеспечение сельской местности. За четыре года мы смогли обеспечить водой 54 населённых пункта, 54 села получили воду. При этом многие сёла исторически не имели водопровода (были колодцы), а были и такие примеры, когда водопровод был, но сельчане его растащили в так сказать лихие 90-ые годы на свои нужды, оставив село без воды. Ну что ж, тоже выбор, что сделаешь, бывают разные люди. Тем не менее, мы вернулись к этому вопросу, обеспечили водой 54 населённых пункта в сельской местности. И эта работа будет продолжена, пока все населенные пункты ни получат нормальную воду, водопровод. При этом, как делается: роется скважины глубокая, осуществляется распределение соответствующих сетей, и вода запускается адресно.

Ещё один немаловажный момент, на который также хочу обратить ваше внимание, – это жилищно-коммунальное хозяйство. Очень много критики было, я сам критиковал ЖКХ, но без его ремонта можно было только критикой и заниматься, и не чувствовать абсолютно результата от работы. Но чтобы ремонтировать ЖКХ, необходимы были сотни миллионов рублей, а аварий, я уже об этом говорил, вы эти цифры слышали не раз, но еще раз повторюсь, было великое множество. Только в Тирасполе в неделю – порядка 300-400 порывов, в Бендерах – 200-300 порывов. Представьте себе, это канализационные коллекторы, это сети водоканалхоза, это теплосети, электросети и т.д. И мы могли постепенно прийти к такому коммунальному коллапсу, что больницы остались бы без света, школы – без воды, а дома – без канализации или без всего вместе взятого. Обычно ресурс один – это повышение платы за коммунальные услуги. Но мы по этому пути не пошли, мы помогаем людям и не повышаем плату за коммунальные услуги уже пятый год и не собираемся это делать и в следующем году. Более того, как вы все помните, для жителей сельской местности мы даём на зимний период 1000 кубов бесплатного газа. Ну как бесплатного. Бесплатного для граждан и платного для государства. И это мы также сохраняем и в этом, и в следующем году. Тем не менее, откуда деньги взять-то и почему так получилось? Всё дело в том, что вот эту льготную разницу, что не уплачивают граждане, платили энергоснабжающие организации. То есть, за людей платили электросети, водоканалхоз, теплосети и т.д. Они вымывали таким образом оборотные средства и не имели возможности, чтобы проводить ремонт. Начиная с 2018-го года, бюджет стал дотировать, то есть, возвращать ту разницу, что не выплачивают граждане, тем самым формируя оборотный капитал естественных монополий. И на эти денежные средства они стали производить ремонт в своей коммунальной инфраструктуре, в том числе и проводить воду в сёла. Не говоря уже об электрификации сёльских улиц, имеется в виду освещение центральных и диагональных улиц. За четыре года в ХКЖ инвестировано порядка миллиарда рублей. Это огромные деньги для нашей республики. И мы в значительно снизили аварии. Если было 400 в неделю в Тирасполе, сейчас 150, но они все еще есть. Надо, опять же, двигаться вперед, и мы этим будем заниматься. Государственное управление – это сложный комплексный механизм. Невозможно так, что давайте, мы сделаем одно, а это подождёт. Нет, надо делать везде. Это комплексный подход, иначе мы можем нарваться на серьёзные проблемы. Поэтому и на следующий год мы будем формировать Фонд капитальных вложений, исходя из предложений граждан. Их формируют депутаты городских и районных советов, а мы их поддержим и будем выделять денежные средства. И также будем формировать резерв для ремонта ЖКХ. Это тоже будет продолжено. Это очень правильный подход. Это системный и разумный подход, хотя проблем, конечно же, много.

Уважаемые дамы и господа, уважаемые приднестровцы. Мы в преддверии очень важной даты – 31-й годовщины образования Приднестровской Молдавской Республики. Как я уже говорил, Приднестровье стало фактически ответом на развал единого государства, на желание сохранить жизни людей и говорить на своём родном языке. Это был выбор народа. А выбор народа следовало бы кое-кому уважать. 31 год мы живём в непростых условиях. Была и война, было становление нашей государственности, был сложный переговорный процесс, были блокадные меры, были стихийные бедствия, есть коронавирус. Но мы живём. Как бы ни было сложно, как бы ни было трудно, сохраняем мир на нашей земле и развиваем Приднестровье.

Поздравляя всех вас с праздником, я хочу выделить подвиг нашего приднестровского народа по защите нашей государственности, по отражению агрессии со стороны Молдовы против Приднестровья. Я хочу отметить трудовой подвиг наших ветеранов, тех, кто, по сути дела, с нуля организовывал структуру управления, ветви власти Приднестровья. Я хочу поблагодарить всех граждан, кто на сегодняшний день стоит на защите республики, выполняет свой профессиональный долг, лечит и спасает людей, учит и обеспечивает иные социальные потребности наших граждан. Для меня есть понятие защитник Приднестровья, как и для всех вас. Есть защитники Приднестровья, которые отстаивали нашу независимость с оружием в руках. Но и те, кто служат, работают, спасают, вы в том числе, – тоже защитники Приднестровья. Просто защитой надо заниматься всегда – и с оружием и без оружия в руках. Мы все защитники Приднестровья.

Хочу также отметить, что Приднестровье и приднестровцы не заслуживают такого определения, как «сепаратисты». Мы не сепаратисты, как раз мы не разваливали Молдавскую ССР, мы не выходили из её состава, это сделали политики на другом берегу. Мы не разваливали Советский Союз. Это сделали другие политики других государств. Мы не совершали ни одного преступления против единого советского государства. Как я уже говорил, независимость – это была форма спасения жизни людей. Других нам не предложили, вот в чём проблема. Если был бы диалог, было бы понимание, была бы форма, наверное, было бы по-другому. Но других вариантов не предложили. То, что Приднестровье 31 год развивается (каждый вносил лепту в это развитие как мог) – это заслуга всего приднестровского народа. И я как Президент буду всегда следовать воле приднестровского народа. А воля обозначена на референдуме в 2006 году и в Конституции нашего государства. Иных нет.

Особые слова благодарности хочу озвучить в адрес Российской Федерации. Россия – гарант мира и стабильности на нашей земле. Убеждён, что сейчас Россия должна пройти сложный электоральный цикл, и мы выйдем на новый уровень взаимоотношений между Приднестровьем и Российской Федерацией, и те вопросы, которые как раз были озвучены в адрес депутатов Госдумы Российской Федерации, наконец-то будут реализованы здесь, в Приднестровье для наших граждан. Не только для граждан России, но и для соотечественников.

Ещё раз всех с праздником, берегите себя. Надеюсь, что, несмотря на пандемию, вы хорошо отметите праздник, пообщаетесь с родными и близкими. В преддверии 31-й годовщины в условиях коронавируса мы проводим все мероприятия в уличном режиме. Открываем очень интересные места, которые отремонтированы и запущены вновь. Предлагаю всем посетить данные объекты. Буквально сегодня открываем археологический музей, потом отремонтированный приднестровский госуниверситет, потом детские сады и школы. И так далее. Это всё – результат нашего совместного труда. Нельзя представить работу Президента отдельно, Верховный Совет отдельно, Правительство отдельно, людей, которые исполняют определённые функции, отдельно. Нет. Мы работаем вместе и вместе достигаем результата – либо положительного либо отрицательного. Я ещё раз хочу выразить благодарность всему приднестровскому народу за совместную работу, за совместный труд и совместный результат. С праздником вас! Спасибо!

Пресс-служба Президента ПМР

Вы можете листать страницы, используя стрелки ← и → на клавиатуре.